Дальше я с вами!

Сага о любви и дружбе.

Глава первая, в которой в лес приезжает маленький Джимник

Дело было в начале  одиннадцатого года. На первом официальном выезде Немодного клуба. Среди новичков оказался высокий молодой парень на Джимнике. Машина стоковая и пугающе новая. Глаза владельца из под стекол очков блестят волнительным предвкушением. В общем, картина маслом: «Первый раз на бездоре». Я подошёл познакомиться. Парень представился Кириллом и сообщил, что желает влиться в ряды нашего клуба.
Пришло время выезжать. Построились гуськом, сгруппировавшись по весу и проходимости. Джимник разместился за подготовленным Террано с опытным пилотом. Поехали. И, практически, сразу на въезде в лес Джимник ушел с намятой колеи в глубокий снег. Террано вернулся и подцепил стокового земляка. Правда, опускаться до нудной исследовательской работы по изысканию причины вылета с дороги никто не стал. Оно и понятно, день световой короткий, надо успеть поколбаситься, думать времени нет. Посему, как только трос натянулся, Джимник, «закусивший» колесом обочину, и увлекаемый бодрым дизелем Террано, продолжил уверенное движение в сторону от дороги, пока не сошелся в теплом приветствии с ближайшим деревом. На этот раз остановились все и даже по рации позвали меня. Терзаемый самыми неприятными догадками, я протащил свою тушку между кустами, сугробами и грязными внедорожниками к месту трагедии. Не то чтобы там кто-то погиб или что-то взорвалось, но правая фара в обрамлении мятого крыла и разбитого бампера на совершенно новой машине для владельца трагедия, тем более на первом выезде, на ровном месте и в самом начале движения.

Я вгляделся в ясные очи Кирилла. Сквозь запотевшие стекла очков на меня устремился взгляд человека, совершенно непонимающего что это было и испуганного тем, что еще будет.

 

Мы отцепили трос от Террано и, взявшись за него на манер бурлаков, легко извлекли Джимник из сугроба.

После дефектовки повреждений был произведен капитальный кузовной ремонт с помощью нескольких полосок армированного скотча. Я спросил Кирилла готов ли он продолжать движение по пути саморазрушения или его лучше проводить до асфальта. Ответ был категоричен и твёрд: «Я с вами и дальше!». Парень начинал мне нравится. Мы продолжили движение. Некоторое время ничего не происходило кроме монотонной езды по обледенелым колеям и глубоким лужам мартовского леса. И вот снова прилетело известие от окружения Джимника – на этот раз после наиболее глубокой и холодной лужи у миниджипчика отказала электрическая машинка включения полного привода. И всё бы хорошо, только передний мост при этом отключился и мы оказались один на один с маленьким стоковым недоприводом.
Я снова спросил Кирилла не достаточно ли с него приключений и снова ответ был твёрдым и однозначным: «Я с вами». Джимник был взят на трос, на котором и болтался до конечной точки похода – заброшенного урочища. При этом Кирилл на протяжении всего пути занимался исключительно тем, что уворачивался от деревьев, на которые легкую машину перманентно выбрасывало из колеи.  Представляю сколько адреналина было выработано за эти несколько часов.
После небольшого отдыха и перекуса мы засобирались в обратный путь, для чего потребовалось развернуть Джимник. И коллектив, не наигравшийся в детстве в машинки, повторил процедуру с Джимником на верёвочке. Что при этом думал о нас и себе владелец машины, история умалчивает.

Мы остановились на ночевку в уютном сосновом бору. Кирилл остался с нами. А на следующий день мы разъехались по домам.
По возвращении, я некоторое время ждал появления в сети рассказа а-ля «поехал в лес с дебилами» или «как Немодный сломал мою машину», но так и не дождался. А на следующем выезде я снова увидел маленький Джимник и его стройного владельца. Так Кирилл стал частью клуба.

Глава вторая, в которой появляется рафинированная девушка.

Летом того же одиннадцатого года мы отправились в путешествие по Южному Уралу вместе с челябинским клубом УАЗ Патриот. Путешествие было не простое, а со спелеологическим уклоном. Мы посетили несколько очень интересных пещер, часть из которых вообще мало кому известна, и наш проводник Макс Глазунов очень просил не предавать огласке их местоположение. Ну да речь сейчас не о пещерах. В эту поездку Кирилл взял с собой товарища... товарку... подругу... Я не знаю каким словом охарактеризовать девушку с которой не состоишь в связи, а просто дружишь. Девушку звали Катя и для неё это путешествие стало первым туристским опытом в жизни. И опыта этого она получила много и сразу.
Всё началось с того, что по пути на Урал каждую ночь шел ливень, да такой сильный, что срывал веревки тента и к утру стол и окружающее пространство больше походили на открытый бассейн, чем на крытую столовую. К тому же разместиться на сон в маленьком, забитом вещами Джимнике, да еще и вдвоём, задача нереальная и ребята ночевали в палатке, которая к утру так же являла собой область стопроцентной влажности. Так что два дня подряд мы завтракали наблюдая за прелюбопытным процессом осознания ошибочности решения поехать на Урал отдельно взятой девушкой. При этом мы, конечно, не сидели молча, а всячески издевались над и без того несчастной Катей. Апогеем стало моё предложение отправиться домой общественным транспортом, с указанием направления для пешего движения до ближайшей станции Московского метрополитена и точного расстояния до оного в тысячу шестьсот тридцать пять километров.
Но не смотря на наше откровенно свинское поведение, Катя сохраняла позитивный настрой и ни разу не разрыдалась и не впала в истерику, по крайней мере на людях.
А когда мы добрались до парка Таганай выглянуло солнышко и Катя взбодрилась окончательно. Правда, тут закончился асфальт и началось легкое бездорожье внесшее некий дисбаланс в уже почти стабилизировавшуюся психику милой дамы. Ниже размещен ролик об этой поездке и если лень смотреть его целиком, то вполне достаточно будет включить на отметке 6:20 чтобы увидеть реакцию Кати на вполне ровную дорогу.

Несмотря на душевные травмы и терзания с каждым днём Катя всё больше проникалась общей атмосферой и к концу поездки являла собой вполне нормальную туристку. А по возвращении написала большой отчет озаглавленный «Песнь рафинированной девушки» и стала завсегдатаем клубных выездов. Так Катя стала частью Немодного клуба.

П.с. Кирилл так же сумел отличиться в этой поездке, отпустив рыбу, пойманную Максом и оставленную в реке на кукане. По его словам: он увидел, что у рыбки во рту застряла палка и спас бедное животное.

 

Глава третья, в которой время играет с Катей злую шутку.

Таинства самогоноварения я постиг относительно недавно, а выпивать во время стоянок, в клубе было принято всегда. Но учитывая большое количество людей, спиртное всегда закупалось организованно. Ибо если все принесут по бутылке разной водки и все это разнообразие смешается в животиках, то какой бы прекрасной не была каждая отдельно взятая бутылка, вместе это страшная бурда вызывающая дикое похмелье. А посему водка всегда закупалась монобрендово.

Но что бы мы не предпочитали, «Талку» или «Пять озер», всегда наступало время, когда напиток становился откровенно некачественным и его приходилось менять. Так в какой-то момент мы перешли на заказ для клубных нужд чачи из Абхазии. И раз в месяц-два нам приходил увесистый груз пятилитровых баклажек.
Прошу прощения у дорогого читателя, если утомил его этим подробным описанием алкогольной логистики, но она имеет прямое отношение как к дальнейшему повествованию в целом, так и к судьбе Кати в частности.
Нашей рафинированной девушке чача очень полюбилась и она предпочитала её любым другим алкогольным напиткам.
Во время одного из походов, после ездового дня мы расположились на ночевку, но Катя остаться никак не могла, ибо воскресным утром было запланировано свидание с неким Алексеем, с которым она недавно познакомилась по интернету. Серёга Сотка так же по каким-то причинам не мог остаться на ночевку и согласился подбросить Катю до дома. Но время до отъезда еще было, и Катюша решила воспользоваться им с пользой, отведав любимой чачи. Катя торопилась, и мотивируя тем что ей скоро уезжать, просила наполнить рюмку снова и снова. Но выезд откладывался, потому что Серега зацепился языком за тему подготовки машины. А, как известно, полемика по данному вопросу короткой не бывает. И Серёга все беседовал и беседовал, а Катя торопящаяся жить, тем временем накидалась до состояния в котором я её еще не видел.
В результате, к моменту отъезда Сотки, тело спящей девушки грузили в машину как свернутый ковер. Катя благополучно проспала и путешествие по буеракам до асфальта, и путь в Москву по трассе, а проснулась перед самым городом, когда машина остановилась на заправке. Ибо настоящего джипера не разбудит ни тряска, ни гул мотора, лишь остановка машины и внезапная тишина способны разлепить его веки. А Катюша к тому моменту уже была самым что ни на есть настоящим джипером. И проснувшись в незнакомой машине в непонятном месте немедленно совершила попытку к бегству. Правда, довольно скоро была поймана и отнесена обратно на заднее сидение, так как сильно нетрезвая рафинированная девушка передвигается гораздо медленнее, чем трезвый мастер спорта международного класса, а уж о бое в стойке я и не говорю.
В результате Катя была доставлена домой, с подъемом на этаж. И через некоторое время я получил отчётную смс от Сотки: «бессознательное доставлено».
А потом наступило утро, со всей бесцеремонностью навалившись на бедную пьяную девочку. Катя собрала волю в кулак и поднялась с постели, дабы на нетвёрдых ногах доковылять до ванной. Далее вплоть до выхода из дома особенно ничего не происходило. То есть никаких метаний по квартире и примерки нарядов на манер шуноровских  «лабутенов» не было и в помине. Катя неподвижно лежала в наполненной ванной и размышляла о том... да ни о чём она не размышляла, просто лежала и не двигалась.
Но на свидание всё-таки отправилась и, что характерно, дошла. В уютном ресторанчике её ждал молодой человек, приятной наружности, обходительный и вежливый. Катя села за столик, прикладывая максимум усилий, чтобы движения были грациозными и плавными. Взяла в руки меню. Рядом материализовался официант. Катя листала страницы, читая названия блюд и с каждой новой строкой всё отчетливее понимала, не то что есть, даже думать о еде не может. Девушка закрыла меню, отложила его в сторону и устало взглянув на официанта произнесла: «У вас пиво есть? Несите».  Как рассказывал в последствии Катин муж Лёха, именно в этот самый момент он понял, что влюбился.

 

Вместо послесловия

Удивительно как подчас забавно тасуется колода человеческих судеб. Одна фраза Кирилла «я с вами и дальше» задала тон и направление жизни двум семьям. Кирилл женился на замечательной девушке Юле, со временем Джимник был заменен на Патруль, в котором оказалось достаточно места для семьи, обзаведшейся детёнышем и собакой. Алексей женился на Кате, сменил городской седан на Прадик и вот уже шесть лет зовётся Лексом и очень расстраивается когда не удается приехать на клубный выезд.

Две семьи дружат уже несколько лет, приезжая в гости в городе и следуя друг за другом в клубной колонне. Но это не конец истории, а лишь начало.