Высокая вода

Просто рассказ. Обыкновенный рассказ про обычных людей попавших в не совсем обычную ситуацию. 

текст: Лёня НЕМОДНЫЙ

Высокая вода


       - О, Серёга, слышь? Кукушка! - сквозь гомон весеннего леса четко слышалось кукование.
- Ага. Кукушка-кукушка, сколько мне жить осталось? Ладно, не мучайся, сам знаю что немеренно. - Младший сержант Сергей Луговой улыбнулся и смачно затянулся халявным винстоном.   Веселый парень этот Серёга. Умеет получать удовольствие от жизни. Хотя последнюю неделю это не сложно. Такая везуха бывает раз за службу и то по большому блату. На две недели оставить казарму и поселиться в доме у лесника. Полнейшая расслабуха. Крышу перекрыть, ну в деревню пару раз съездить, вот даже машину оставили. Кстати, о машине, надо ручник подтянуть. Ну да это и завтра успеется.   Лесник, Иван Семенович, хороший мужик, кормит от пуза, сигареты опять же, да и работой особо не мает. Вон сегодня часа три поработали и перекур до обеда. Ему торопиться некуда, а нам тем более.   Я приподнялся на локтях и посмотрел на дом. Крыша была почти закончена, блин, раньше сроку бы обратно в часть не отправили. Хотя Семеныч обещал еще неделю нас у себя подержать. Эх, мировой мужик.   - Лёха, дай ключи.
- Нахера?
- Ну я пару кружочков по поляне дам.
- Я те щас по шее дам. Совсем нюх потерял?   Серый пробурчал что-то нечленораздельное и отвернулся. Обиделся чепачок. А чего обижаться-то? Ясное дело не дам я ключи. Я за козлика лично отвечаю и меньше всего мне охота, чтобы мне потом Гусь репу за сломанную машину чистил. Не, он вообще мужик нормальный, но справедливый и слово свое держит, сказал: "чё не так - писец тебе", значит так и будет.
- Ребята, а ну давайте к столу. - Семеныч из окна рукой машет.   Бойца два раза просить не надо. Как же приятно пожрать человеческой еды. Неделя пройдет и опять сечка с комбижиром, бля. Серега тоже нахмурился, видать о том же подумал.
- Ну, чего соколы носы повесили? Пошли работать.
- Иван Семенович, может это, чуть отдохнуть после еды.
- Наглеет Серега, совсем за неделю от армии отвык.
- Ладно, покурите и ко мне на крышу. Надо сегодня весь рубероид раскатать.   Так и получилось, что Семеныч полез на крышу один, а мы растянулись в теньке с сигаретами в зубах. Что случилось дальше, никто не понял. Но Семеныч вдруг вскрикнул, что-то загрохотало и сразу всё стихло. В одно мгновение мы очутились на крыше. Там никого не было. Спустились и обежали вокруг дома. У поленницы в неестественной позе лежал лесник. Рукав рубахи покраснел от крови. Мы перевернули его на спину, он застонал.
- Семеныч, ты живой? - голос Сереги был хриплым от волнения. - Лёха, он похоже в отрубе чего делать-то?
- Не шуми ты.   Я разорвал рубаху. Через глубокий порез на руке текла кровь. "Ремень, Серый!". Серёга метнулся в дом и принес свой ремень. Я начал затягивать его на руке, он сразу стал скользким от крови. "Блин, не получается, найди веревку". Я сжал края раны руками, Семеныч застонал громче, но глаз не открыл. "Вот на, такая пойдёт?". С веревкой дело пошло лучше, я скрутил её веткой, кровотечение прекратилось.
- Лёха, чего делать-то?!   Я побежал к машине на ходу пытаясь достать из кармана ключи. Я весь был в крови. УАЗик завелся сразу. Разворотив поленницу, я заехал за дом.
- Давай, бери его за ноги, потащили в машину.
- Там же рубероид.
- Вот и хорошо, на него и положим.
- Садись, поехали.
- Куда?
- Ты чего совсем дурак? В деревню, куда!
Мы вырулили на просеку и я дал газу. УАЗик запрыгал на кочках.
- Лёха, не гони, я его так не удержу!
Я немного сбавил, машина пошла ровнее. Бензину мало, ладно здесь недалеко, 20 км и приехали. Раскисшая от весенних дождей дорога была покрыта водой. Я не видел колеи, но чувствовал её колесами. Надо передок включить, а то и засесть не долго. Дернул рычаг вперед. Показалась глубокая лужа, здесь дорога уходила в низину. Я воткнул вторую и нажал педаль в пол. Из под задних колес полетели комья грязи, странно ведь на полном приводе так быть не должно. Блин, я же муфты не вкрутил! В этот момент машина ухнулась в лужу и остановилась.
- Вылезай, приехали.
- Лёх, чего случилось-то?
- Ничего, надо муфты вкрутить. Где сумка с инструментами.   - Лёха, она там, в сторожке осталась. Давай я схожу.
- Куда ты сходишь? Пять туда, пять обратно, да он же кровью истечет. Доставай нож.   Я никогда этого не делал, но не сомневался что получится, Гусь крышки сильно не затягивал. Крышка на левом колесе отвернулась сразу. "Лёха, иди сюда. Видишь звездочку? Вырежи из ветки что-нибудь типа ключа".Убедившись, что он понял, я обошел машину и посмотрел на вторую муфту. Колесо было под водой. Я схватился за крышку двумя руками, но мокрые ладони скользили. Внутри заворочался серый комок страха. Если мы не вытащим машину, Семеныч может умереть. Что делать-то. Почему я, почему это случилось со мной, я не готов брать на себя ответственность за чужую жизнь! Так, надо успокоиться. Что делать-то?! Рубероид! Я залез в машину и оторвал небольшой кусок от рулона. Мельком взглянул на лесника. Он лежал на спине, поверх рулонов. Лицо его было бледным и спокойным, дышал он редко.   Обернув крышку муфты куском рубероида я со всей силы нажал, не обращая внимание на боль в руках повернул, дальше пошло от руки. Из открытой муфты вышло несколько пузырей воздуха.
- Лёха, на, вроде подходит. - Серёга протянул мне обтесанную ветку.   - Смотри, я сейчас буду крутить, а ты упрись в колесо и покачивай туда сюда, надо чтобы в шлицы вошло.   Потные и грязные мы залезли в машину.
- Думаешь получиться?
- Не лезь под руку.
Я включил пониженную. Плавно отпуская сцепление, надавил на газ. Машина дернулась и заглохла. Повернул ключ в замке, но стартер только щелкнул. Бля, залили. Кранты.
- Кривой стартер где?
- Под сиденьем лежал. Я сейчас достану.
- Давай иди крути.
- Ага.
На первом же обороте движок схватил.
- Давай я подтолкну!
- Отойди, я сейчас назад.
Газ в пол. Визжа мокрым ремнем генератора движок вытащил машину из лужи. Серега запрыгнул в салон и, взяв чуть левее колеи, я пошел ходом. Проскочили. Сейчас за поворотом мост, за ним налево, через десять километров деревня. А вот и река. Где же мост?! Мы вышли из машины и подошли к реке. С минуту мы тупо таращились на одинокую сваю, торчащую из бурлящего потока.
- Лёха, а где мост?
- Смыло мост.
- И чего теперь делать!? - Серега был близок к истерике.
- Не ори. Я думаю. Так, давай поедем вдоль реки, найдем место поспокойнее и перейдем вброд.   Мы поехали через лес, мелкий подлесок ложился под бампер, большие деревья приходилось объезжать, эх был бы гидроусилитель как на Урале. Мокрые руки жгло, похоже будут мозоли. Да и хрен с ними, лишь бы доехать. Лес кончился, мы выехали на поляну. Ну вот, дальше повеселее пойдет. И тут передний мост куда-то провалился. Да что же это такое?! И вонь какая-то. Откуда так гнильем несет. Я открыл дверь, и мне всё стало ясно. Это была не поляна, а болото.   - Серый, похоже мы приплыли.   Машина погрузилась в жижу по бампер. Задние колеса стояли на твердом. "Серёга! Пошли, быстро. Надо найти пару бревен". Пока дошли до леса и нашли бревна я немного успокоился и придумал как действовать. Бревна были сырые и очень тяжелые. Комары облепили лицо и руки, но отогнать их было нечем, отпускать бревно нельзя. Вот и машина.   Мы засунули бревна под передние колеса со стороны заднего моста. Я сел за руль. Только бы заскочить на них передком, а там выедем. Нажимая и отпуская сцепление я пустил машину в раскачку и когда почувствовал, что колеса касаются бревен дал газу и бросил сцепление. Руль бешено крутануло и правая рука взорвалась болью.
- Выехали, Лёха! Ты супер! - Серёга подбежал к машине и увидел моё лицо.
- Лёха, чего с тобой?!   - Похоже мне палец рулем выбило. Ладно садись, поехали.
Мы ушли правее, в обход болота и уткнулись в реку. Объезда не было, без вариантов, придется переправляться тут. Течение вроде не сильное, дно твердое, вот только другой берег очень высокий, может не получиться забраться. Но делать всё равно нечего. "Серый, держи Семеныча и сам держись. Я откатился чуть назад и резко стартовал в реку. Ударившись о воду, машина потеряла ход, но как только колеса опустились на дно, рванула вперед. Реку проскочили, но выскочить наверх никак не получалось. Я раскручивал движок и прыгал на склон, но буквально в полуметре от верха машина замирала. Хорошо еще, что берег каменистый, колеса не нарывали колею. Я понял, что так не получиться, надо менять тактику. Включил заднюю и отошел по воде на середину реки, до границы мелководья. Разогнавшись выскочил на берег. Стрелка температуры зашкаливала. Я поставил машину под горку, чтобы завестись с передачи и заглушил движок.
- Серый, я сейчас тросик дерну, выйди, открой капот, мы перегрелись.   Когда я вылез из машины, Серега уже откинул капот на лобовое стекло и взялся за крушку радиатора.
- Не смей!!!
Но мой крик опоздал. Серега повернул крышку, и струя пара с каплями кипятка ударила ему в лицо.   Как же он кричал. Я думал у меня сердце разорвется от его крика. Он катался по земле, держась за лицо. Я подбежал и упал на него сверху, обхватив руками.   - Серёга! Не кричи, убери руки. Дай я посмотрю!   Лицо было все красное.
- Не открывай глаза.
- Я не вижу ничего!
- Не открывай глаза! Мочись на руку и мажь на лицо.   Серега перестал кричать. Здоровой рукой спустил штаны и начал делать то, что я ему сказал. "Жжет, Лёха, как же жжет!"   - Уже почти доехали, потерпи.   Я взял его под руку и довел до машины. На сидение он залез сам. Серега тихо поскуливал обхватив лицо руками.   Я нажал сцепление, машина покатилась, включил вторую и отпустил педаль. Движок чихнул и завелся. Проехав через перелесок, выехали на грунтовку. До деревни было уже рукой подать. Тут движок задергался и заглох. Все, бензин кончился.
- Лёха, мы приехали?
- Нет еще. Немного осталось.
- А почему стоим?
- Бензин кончился. Но ты не волнуйся, тут до деревни километра три. Я быстро добегу.
- Лёха, не оставляй меня одного!
- Серый ты чего, соберись. Семенычу еще хуже. Будь мужиком. - говоря это я чувствовал себя последним гадом, но иначе было нельзя.
- Извини, я понял. Давай, мы тебя ждем.   Я вылез из машины и побежал по дороге. Я соврал Сереге, до деревни было все восемь, но ему лучше этого не знать. Хотя дорога там делает петлю приличную вокруг лесозаготовок. Я срежу. Через пару километров я понял, что сделал ошибку, вырубка оказалась нагромождением поваленных деревьев и отрубленных веток, но назад поворачивать было уже поздно. Я лез через деревья, брел напролом ломая ветви и медленно, но верно приближался к деревне. Несколько раз я падал, сильно ободрал лицо и руки. Больная рука опухла, пальцы не гнулись. Не знаю сколько я шел, наверно долго. Я потерял счет времени, когда снова вышел на дорогу. Отсюда уже были видны дома. Я побежал. У одного из домов стоял мотоцикл, я забежал во двор и закричал. На крик из окна выглянул седой мужик с сигаретой в зубах.
- Чего орёшь? - он увидел меня и осекся. Да, видать красив я был.
- Парень, чего с тобой?!
- Бензин! Бензин есть?!   - Ну есть немного. Чего случилось-то?
- Заводи мотоцикл, поехали!   Серёга сидел на земле рядом с машиной. На его лицо было страшно смотреть.
- Лёха? Это ты, Лёха?
- Я, как ты?
- Нормально. Семеныч вроде очухался.
Я заглянул в машину. Лесник лежал с открытыми глазами.
- Как вы, Иван Семенович?
- Да вроде нормально, голова только болит, - лесник посмотрел на меня. - Мать честная, Лёшка, а с тобой-то чего?
- Ветками посекся. Вы потерпите, мы сейчас поедем.   Мужик, его звали Олег, достал из коляски трйхлитровую банку с бензином и принес мне. "Парень, ты доедешь?". Я ничего не ответил, молча вылил бензин в бак и, посадив в машину Серёгу, сел за руль. Машина завелась с ключа.   Через полчаса мы были в деревне, а ещё через час нас забрала "буханка" скорой помощи, за которой съездил в райцентр Олег.     В больнице было тихо и уютно, правда, сильно пахло какими-то лекарствами. Семеныча осмотрели, перевязали и положили под капельницу, Серёгу увезли в операционную, а я сидел в коридоре. Очень хотелось курить, но здесь было нельзя, да и сигареты я потерял где-то на вырубке.   Ко мне подошла женщина медсестра.
- Давай, сынок, я тебе лицо обработаю. Пойдём.
Я поднялся и покачиваясь пошел за медсестрой, но не дойдя до кабинета упал. Попробовал встать, ничего не получилось. Так вот что такое упадок сил. Когда я пришел в себя, то оказалось, что я лежу на кушетке. Я потрогал лицо, оно всё было в бинтах и пластыре. Рядом сидела медсестра. Она гладила меня по голове и плакала.
- Как там Иван Семеновмч и Серёга?
- С ними всё хорошо, сынок. Всё хорошо. Не волнуйся.
- Тогда почему вы плачете?
- Я не плачу, сынок, не плачу.
Но она всё плакала и гладила меня по голове.

Август 2005