Принял участие в телепрограмме посвященной техрегламенту.

На канале ОТР в программе "Отражение" обсуждали техрегламент и его перспективы.

Текстовая расшифровка:

Марина Калинина: Наша следующая тема, которую мы будем обсуждать в ближайшее время, будет интересна тем, кто что-то переделал в своем автомобиле или собирается это сделать. Почему? Потому что ГИБДД разрабатывает постановление Правительства России и административный регламент, который будет облегчать жизнь тем людям, которые как раз внесли изменения в конструкцию своих машин – например, установили газобаллонное оборудование, силовой бампер, лебедку и так далее. Так вот легализация всех этих новшеств теперь войдет в перечень госуслуг. Сейчас будем разбираться в этом вопросе, хорошо это или плохо, "за" и "против", что поменяется с нашим сегодняшним гостем – это Леня Немодный, автомобильный журналист, обозреватель издания "Клуб 4х4". Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Леня Немодный: Добрый день.

Марина Калинина: Так что же предстоит сделать? Действительно ли это облегчит жизнь тем людям, которые хотят свой автомобиль каким-то образом видоизменить?

Леня Немодный: Вы знаете, это сложный вопрос. Дело в том, что история с техрегламентом началась очень давно, и сколько в нашей стране существуют автомобильные переделки, периодически всплывают какие-то государственные темы, которые так или иначе собираются это контролировать и регламентировать. У нас, к сожалению, все в стране идет по команде: есть команда "боремся с тонировкой" – значит, все сотрудники ГИБДД, не щадя живота своего…

Марина Калинина: …выходят на борьбу.

Леня Немодный: …борются с тонировкой. Боремся с ксеноном, при этом про тонировку забываем, мы начинаем все бороться с ксеноном. Потом, год назад решили почему-то вспомнить о том, что надо бороться с подготовленными внедорожниками – видимо, полагая, что таким образом бездорожье в России закончится. Но из этого ничего не вышло.

Юрий Коваленко: Все же раньше, насколько я знаю, нельзя было поставить на учет в ГИБДД транспортное средство с внесенными изменениями, то есть говорили: "Снимайте как хотите, только после этого приезжайте в таком виде, в каком она штатно была". Но вот действительно, что изменится сейчас? Как это будет выглядеть? Как вы это видите во всяком случае?

Леня Немодный: На самом деле не совсем так. Ситуация была следующей. Изменения нужно было регистрировать, для того чтобы переоформить автомобиль. Пока ты на этом автомобиле ездишь, к тебе никаких нареканий не было, то есть ездили подготовленные внедорожники; если машину собирались продавать, обращались в "НАМИ", эта процедура была морочная, но несложная, и регистрировали изменения. В основном это касалось силового веса (бамперов, багажников, лифтов подвески).

Марина Калинина: А цена вопроса?

Леня Немодный: Вы знаете, раньше это стоило копейки.

Марина Калинина: Количество бумаг? А сейчас? Насколько я знаю, это очень непростое дело и достаточно дорогостоящее. В общем, зарегистрировать все вот эти вот… Этот обвес или тюнинг – это, в общем, вопрос такой длительный и…

Юрий Коваленко: …затратный.

Марина Калинина: Придется поморочиться, как говорится.

Леня Немодный: Начнем с того, что не во всех областях это вообще регистрируют. То есть нет никакой общей нормативной базы, нет никакого представления о том, что нужно регистрировать, что нельзя. Например, в Москве и Московской области зарегистрировать изменение невозможно.

Марина Калинина: Как это?

Леня Немодный: Вот так: ты приходишь и тебе отказывают, потому что нам нельзя. В соседних областях можно.

Марина Калинина: Но это где-то официально указано, что ты не можешь ничего сделать со своей машиной?

Леня Немодный: А это приказ. Дело в том, что у нас вообще нет ничего более-менее хорошо регламентированного в этой сфере.

Марина Калинина: Но все равно же как-то люди видоизменяют свой автомобиль, как-то, наверное, регистрируют.

Леня Немодный: Да, регистрируют. Я, например, регистрировал в соседней области (не буду говорить, в какой, а то вдруг там тоже завтра запретят).

Марина Калинина: Ну не говорите, ладно.

Леня Немодный: Самом в том, что когда меня остановил инспектор… Сейчас на самом деле этими вопросами занимаются техинспекторы, они обычно, простите за слово, "пасутся" около газовых заправок, потому что самое массовое изменение – это газобаллонное оборудование, и сейчас за него, соответственно, яростно штрафуют и лишают регистрации. Где найти владельцев? – у заправок. Если у "Газели" баллон видно сразу, то у легкового автомобиля только тогда, когда он на заправку заехал.

И вот мне практически под колеса бросился такой техинспектор около газовой заправки, я ехал на подготовленном внедорожнике с полностью внесенными изменениями. Он долго читал СТС, потом сказал: "Когда вы успели зарегистрировать?", подразумевая, что это же нельзя, как это вы? Я сказал: "Ну вот когда вы начали гайки закручивать, тогда я и зарегистрировал. Он посмотрел область и говорит: "Почему же вот нам нельзя в Московской области, а они там вот регистрируют? А сколько вы денег отдали?" Я говорю: "Много". Он говорит: "Ну почему же так?"

Юрий Коваленко: "Почему не нам?", да?

Леня Немодный: Да. И у нас с ним состоялась полемика минут на 20. Я спросил его: "Дружище, скажи, пожалуйста, как мне проехать по стране, если у нас дорог нет? У нас мостов нет, у нас зимники". Он говорит: "А ты купи вездеход и езжай на вездеходе". Я говорю: "Дружище, но мне же надо сейчас еще 5-6 тысяч километров по асфальту доехать до этого бездорожья – мне как, на вездеходе ехать? Ты меня первый же и оштрафуешь, потому что на нем нельзя ездить по дорогам общего пользования". Он сказал: "Ну я тогда не знаю, не надо ездить тогда, наверное". То есть логики как таковой нет.

Марина Калинина: А как же развитие туризма по России?

Леня Немодный: Да, вот вопрос про развитие туризма, вообще популяризация автомобильного спорта. Ведь очень много людей сейчас занимается автомобильным спортом, и в нем нет ничего зазорного: есть трассы, открываются внедорожные арены, это все, во-первых, спорт развивает, во-вторых, людей занимает, в-третьих, это зрелищно, то есть это интересно, это не питье водки на время, это хорошая спортивная дисциплина. А сейчас получается, что любой спортивный автомобиль, даже самый простой (я не говорю сейчас про машины дорогие, профессиональные, которые действительно возят на прицепах изначально), но простой любитель, который построил автомобиль, не имеет возможности купить еще и автоприцеп. Он на небольшой бюджет сделал этот свой автомобиль "УАЗик" или "Ниву", ему надо как-то доехать до леса, а он не может.

Марина Калинина: Давайте послушаем звонок – дозвонился нам Николай. Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Добрый день.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Зритель: У меня вот такой вопрос к ведущему. У нас 2017 год объявлен Годом экологии, насколько вы знаете. Газовое оборудование если ставить на автомобиль, считается тюнингом автомобиля, но его нужно очень сложно проходить регистрацию и регистрировать данное оборудование. Опять же, газовое оборудование экологически чистым считается. Вот у меня вопрос непосредственно с этим – упростить процедуру, как-то сделать. Потому что, для того чтобы сделать данную процедуру проще, нужно, чтобы специалист был непосредственно в ГАИ, чтобы непосредственно сам регистрировал данное оборудование, а не отправлять в несколько организаций, чтобы человек зарегистрировал данное оборудование. Я очень много организаций объезжал и делал это. Плюс кроме этого, если ставится газовое оборудование, мощность двигателя уменьшается где-то на 10%, а изменения в документах ставятся только на вес автомобиля, а на уменьшение мощности не ставится. Спасибо, что выслушали.

Марина Калинина: Спасибо вам за ваш звонок. Есть какой-то комментарий по этому поводу?

Леня Немодный: Да, конечно, комментарий есть.

Марина Калинина: Действительно газ – это более экологично.

Леня Немодный: Газ более экологичен, а самое главное, что волнует наше население – он более бюджетный.

Марина Калинина: Экономный.

Леня Немодный: Конечно, он стоит в 2.5 раза дешевле, чем горючее.

Марина Калинина: Казалось бы, тогда вперед, переделывай и разреши это регистрировать. Почему тогда такие препоны ставятся?

Леня Немодный: Вы знаете, я думаю, что это не вредительство, а это просто недомыслие. У нас, к сожалению, многое происходит так, система негибкая. Газовое оборудование изначально сертифицировано для определенного типа моторов. Человек приходит в магазин, покупает оборудование, которое уже имеет сертификат соответствия. Он приезжает в автосервис, имеющий лицензию на производство работ по установке газобаллонного оборудования. После этого ему нужно еще раз регистрировать эти изменения. Он уже все сделал, он уже официально его купил, официально его установил. Далее: выбросы не увеличиваются, мощность двигателя не возрастает. То есть как бы никаких изменений, которые требуют регистрации, нет. Такая же история со всем остальным. Фаркоп надо регистрировать. Это не заводское оборудование.

Юрий Коваленко: А что это? Это такое "доение" народа, что ли? Почему раньше фаркоп – ну ради бога, поставил, прикрутил и поезжай.

Леня Немодный: Естественно.

Юрий Коваленко: Та же самая ситуация с обвесом силовым на машине.

Леня Немодный: Естественно, точно так.

Юрий Коваленко: Ну не ездят они так быстро, чтобы наносить такие серьезные повреждения со всем этим делом, ну или во всяком случае это наоборот, это корпус жестче, кузов и все остальное. Почему именно к этим мелочам придираются и с них пытаются собрать денег?  

Леня Немодный: Потому что, я думаю, силовые бампера довольно дорого стоят, и если вы их поставили, раз вы нашли деньги на их установку, найдите деньги и за то, чтобы еще раз за них заплатить.

Юрий Коваленко: Но это странная логика.

Леня Немодный: Конечно. История та же, что и с газобаллонным оборудованием. Ну да, я понимаю, что можно сварить, в гараже "сколхозить" этот бампер из каких-то труб, из сантехнических труб сделать вывод воздухозабора – да, это все есть, можно нарушить конструкцию кардинально, сделать машину опасной, это все возможно.

Возможно, надо как-то отделить семена от плевел, потому что большинство автомобилей, 99% автомобилей, которые ездят, все оборудование (или в подвеске, и силовой обвес, и все остальное, что стоит в автомобиле дополнительно) имеет сертификат соответствия и предназначено для установки. То есть австралийская компания потратила много денег на тесты, для того чтобы протестировать продукцию и сертифицировать конкретные модели автомобиля. Я владею этой моделью автомобиля, я купил запчасти конкретно на свой автомобиль, и выясняется, что нужно ехать в "НАМИ". Но о чудо! - в "НАМИ" ко мне не выходят драйв-эксперты, не говорит: "Давай протестируем твой автомобиль, давай потратим 5 дней, давай полный тест, давай пройдем все стенды, и я дам тебе документы", а говорит: "А, что, бампера? Каждая позиция – 2 тысячи рублей, 7 позиций – 14 тысяч. Приходите через 2 недели". То есть мне нужно заплатить денег, и мой силовой обвес сразу станет безопасным, никаких замеров не проводится, никаких исследований не проводится. То есть это некая такая перепись честного населения.

Юрий Коваленко: Но ведь можно же… Раньше можно было этого не делать, насколько я знаю, и все это при регистрации и перерегистрации снимали, клали в багажник, ехали регистрировали, а потом ставили обратно. Но вот на самом деле я логики вообще не вижу. Безопаснее оттого, что заплатили за этот силовой агрегат, не стало. В случае, если – не дай бог, конечно – произойдет какое-то ДТП и будет какая жертва, каких-то дополнительных компенсаций пострадавший не получит. Вот каким образом это можно рационально объяснить? – или это не поддается?

Леня Немодный: Я думаю, что изначально проблема была не во внедорожниках, не с них началось. То есть как-то так это случайно совпало с историей про мажорных подростков, за которыми гонялись по Москве и которые ездили красиво по бордюрам на Gelandewagen, многие с этим соотносят, что как бы была дана команда, что теперь мы боремся, значит, с подготовленным внедорожником. Но там был стандартный внедорожник – может, нужно бороться с подготовленными подростками и как-то не трогать…

Марина Калинина: Ну да, тут не в том проблема.

Леня Немодный: Да.

Марина Калинина: Но смотрите, еще если говорить про внедорожники: ведь те внедорожники, которые продаются, в принципе производятся в том виде, в котором они продаются, внедорожниками считать нельзя, положа руку на сердце – я имею в виду те регионы, в которых просто нет дорог, и это не путешествие, а люди так живут изо дня в день, они вынуждены просто дополнять свои машины каким-то устройствами, для того чтобы доехать до дома в воде, в снегу, в грязи и так далее. Вот здесь как быть? Это же просто жизненная необходимость, получается, для некоторых.

Леня Немодный: Все верно. Поэтому как только вот эта вся шумиха с техрегламентом началась, например, Камчатка встала на уши сразу, потому что на Камчатке за городом мостов кроме как на трассе, которая идет в сторону… и в сторону Вилючинска, нет. Там реки, там по городу ездят все автомобили со шноркелями, с выведенными воздухозаборами – все, там вариантов нет, там зимой снег…

Марина Калинина: Но легально их установить, насколько я знаю, нельзя.

Леня Немодный: Никого не трогали. То есть нет, установить – пожалуйста, и регистрировать, наверное, можно, но никого не трогали, потому что это сертифицированное оборудование, оно производится специально. Если вы на свой автомобиль поставили оплетку на руль, ее нужно регистрировать? Оплетка на руле нам, наверное, не натирает как-то пальцы, а выведенный воздухозабор помогает не получить гидроудар при преодолении брода на дороге в Камчатском крае. Там снег чистят в городе через насколько дней после снегопада во дворах – люди ходят, палочки втыкают вокруг машин, чтобы когда пойдет экскаватор, он их не зацепил. Они в городе пользуются лебедками. Я бывал там и зимой, и летом, и при мне один товарищ звонил другому: "Слушай, подъедь, мы тут через две улицы сидим, застряли, вытяни нас". Естественно, они встали на уши, и там как-то сразу власти немножко успокоились, вот их особо не трогают.

Но по России ситуация аховая. Во-первых, убили индустрию, она мертва.  

Марина Калинина: Вот, это мой следующий был вопрос.

Леня Немодный: Ну вот мы к нему подошли.

Марина Калинина: Потому что было же много мастерских, которые этим занимались, и в общем-то, занимались вполне легально.

Леня Немодный: Конечно, платили налоги и продолжают их платить, разоряются и закрываются. Большое количество фирм по продаже внедорожного оборудования, по подготовке автомобилей перепрофилируются, они начинают торговать чем-то еще. То есть у них нет возможности существовать. Люди как от чумной заразы шарахаются от подготовленных машин. Если сейчас посмотреть объявления о продаже внедорожников, если на машине силовые бампера, всегда будет приписка "изменения внес" или "изменения не внес, поэтому на 70 тысяч дешевле". То есть на ровном месте создали какой-то непонятный прецедент совершенно.

До этого я полтора десятка лет ездил на подготовленных внедорожниках, никаких проблем никогда не было, инспекторы ГИБДД обычно останавливают, для того чтобы помочь какую-то машину из кювета вытащить (собственно, мы и сами всегда останавливаемся, если едем и видим, что кто-то "улетел" – остановились, лебедкой вытащили и уехали). А сейчас у меня один из подготовленных автомобилей просто стоит в гараже, потому что его нереально легализовать официально. Можно, конечно, заплатить взятки, естественно, и он будет легализован, но мне эта ситуация кажется немного странной. Я пересел с подготовленного пикапа на стандартный пикап, а тот, скорее всего, буду продавать по частям, если эти куски купят.

Марина Калинина: Теперь лебедкой не сможете никого вытащить.

Леня Немодный: Лебедку я поставлю и в новый пикап, но я поставлю его в бампер скрыто, и сейчас по крайней мере пока к выведенным воздухозаборам (так называемым шноркелям) и к лебедкам претензий у сотрудников ГИБДД не возникает, может быть, потому что здравый смысл как-то еще побеждает. Для них как красная тряпка для быка силовой обвес, лифт и колеса увеличенного размера.

Марина Калинина: Давайте послушаем Ашота из Ставропольского края, он дозвонился нам в прямой эфир. Ашот, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Добрый вечер. У меня такой вопрос. У меня "Жигули", … модель, 20 лет моей машине. Я 10 лет назад поставил газовое оборудование, у меня есть документы, у меня на фирме поставили газ, все дали мне, лицензию, дали документы. Я 10 лет ездил. Пришло время менять баллон, я поехал, поменял новый баллон, естественно, обслуживаюсь я в этой организации, у них есть лицензия и все. Я почему теперь должен в… ГАИ опознать газ, дали мне еще какую-то бумагу, я с этой бумагой ездил по краю.

Марина Калинина: Так.

Юрий Коваленко: Вот так. И?

Марина Калинина: Прочитаю несколько SMS. Вот спрашивают конкретный совершенно вопрос: "Могу ли я себе установить кенгурятник? Он вроде не разрешен и не запрещен".

Леня Немодный: Кенгурятник всегда был запрещен. Элементы конструкции, выступающие за основные габариты автомобиля, не допускаются. Просто раньше к этому относились более спокойно, а сейчас как бы кенгурятник к установке запрещен.

Марина Калинина: "Ехал на "Ниве" с прицепом, прицеп оформлен. Остановил сотрудник ГИБДД и сказал, что прицеп не застрахован", – вот еще к этому придираются. Прав ли он, не знаете?

Леня Немодный: Вы знаете, здесь не отвечу, здесь нужен специализированный юрист, я думаю.

Марина Калинина: Окей. "Мотоциклистов штрафуют за то, что при наличии защитных дуг безопасности на мотоцикле или установленном центральном кофре на мотоцикле, сотрудники ГИБДД говорят об изменении в конструкции, и эти изменения должны быть внесены ПТС и СТС", – можете как-то это прокомментировать?

 Леня Немодный: Да, могу. Это та же самая чума, которая распространяется на внедорожники. Я тоже езжу на двух колесах, и на самом деле кофр точно так же, как и верхний багажник – его купил и поставил, а шлем куда положить? Возить с собой инспектора ГИБДД, который будет его охранять? Что касается выступающих дуг, если инспектор ГИБДД падал хоть раз с мотоцикла, то он понимает, что дуга не для красоты, а для того чтобы ногу не сломало при падении.

Юрий Коваленко: И плюс еще логика такова, что для инспектора ГИБДД мотоцикл с защитными дугами явно не полезет играть в "шашечки" в пробке, то есть, опять же, одни плюсы. Зачем за это тогда?

Леня Немодный: Вы знаете, это очень сложный вопрос, это реально очень сложный вопрос, потому что у нас большое количество проблем, которые действительно надо решать, а вместо этого большие человеческие ресурсы брошены на то, чтобы бороться с ветряными мельницами.

Марина Калинина: Людмила нам дозвонилась из Волгоградской области – Людмила, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вот меня волнует вопрос насчет безопасности пассажирского транспорта. Вот сейчас много маршруток, автобусов с газовым оборудованием – насколько это безопасно для пассажиров, не взрывоопасно? Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо, ваш вопрос мы поняли.

Леня Немодный: На самом деле если оборудование современное и оно установлено правильно, конечно, это безопасно. Скажу больше: проблема бензиновых автомобилей в том, что в выхлопе содержится большое количество соответственно угарного газа, и нередки случаи, которые люди угорают насмерть в снежных заносах, в закрытых гаражах. Газовое оборудование снижает этот риск кардинально, потому что в выхлопе газового топлива содержится гораздо меньше угарного газа.

Марина Калинина: Давайте все-таки вернемся к началу нашего разговора про вот эту инициативу ГИБДД с госуслугами и так далее. Это как-то действительно, как представители ГИБДД говорят, облегчит жизнь автовладельцам, или это все миф?

Леня Немодный: Ну конечно, это не облегчит жизнь автовладельцам, потому что любой тюнинг на то и тюнинг, чтобы быть совершенно индивидуальным, его очень сложно впихнуть в какие-то рамки. То есть если с газобаллонным оборудованием еще это может сработать, и дай бог, чтобы сработало, потому что если тюнинг внедорожников все-таки касается небольшой части населения, то газобаллонное оборудование – это глобальная проблема для всей страны, потому что люди на нем не от хорошей жизни ездят.

Марина Калинина: Это бюджетный вариант, понятно.

Леня Немодный: Ну конечно: человек, купивший Ferrari, не будет ставить на него газобаллонное оборудование, чтобы сэкономить топливо. А человек, едящий, например, на УАЗ "Патриот", который потребляет довольно много, таким образом может существенно сократить свои расходы. Раньше нужно было демонтировать это оборудование, то есть те из моих друзей, кто проходил этот путь сам, сначала его снимали, потом шли получали направление на установку газобаллонного оборудования, потом собирали все обратно, приходили. То есть это был такой очень затянувшийся путь. Если эту технологию упростят…

Но ведь совершенно понятно, что на машине стоит оборудование много лет, и раньше не требовали его сертифицировать – его и не сертифицировали. Человек сейчас приходит – понятно, у него уже стоит. Да, от него можно потребовать документы из автосервиса, где он его установил; если он установил 10 лет назад, это может быть проблематично, но скорее всего он подъедет на другой сервис, его осмотрят, подмахнут эту бумажку за какую-нибудь копейку, хотя бы снимать не надо, уже хорошо. Но с внедорожным оборудованием ситуация интереснее: непонятно, что именно запрещено, а что именно разрешено.

Юрий Коваленко: Но штрафуют за все.

Леня Немодный: За что знают.

Марина Калинина: Это, конечно, парадокс.

Леня Немодный: За что знают, за то и штрафуют. Один техинспектор подошел, осмотрел Toyota Land Cruiser 80-й серии и сказал: "У тебя лебедка электрическая, а по документам должна быть механическая – нельзя". Владелец говорит: "Но на 80-ю серию ставились электрические лебедки – видите, написано…, это тойотовская лебедка, его родная". – "Ничего не знаю". То есть действительно ничего не знает, и в каждом регионе свои истории, в каждом регионе докапываются до каких-то собственных выдуманных, эфемерных вещей. Нет общего принципа. Я бы очень хотел, чтобы были какие-то четкие принципы, документы.

Марина Калинина: А кто вообще эти принципы должен разрабатывать?

Леня Немодный: Техинспекция. Но у нас в России всегда суровость законов…

Марина Калинина: А что мешает им это сделать? Всегда меня интересует этот вопрос.

Леня Немодный: А зачем им это делать? То есть вот им дали команду "надо штрафовать" – штрафуют. Трактуют закон, люди идут в суд, в суде иногда выигрывают дела, иногда не выигрывают. В принципе все эти походы в суд – это же время, силы и нервы человека, который пошел в суд, а не этого инспектора. Ну максимум, что будет, если этот человек выиграет дело в суде – ему напишут бумажку "Пожалуйста, в следующий раз внимательнее, а то вот с нами посудились". Его не уволят, его не расстреляют, не четвертуют, его не лишат зарплаты.

Марина Калинина: То есть перспектив в решении этого вопроса и о каком-то оформлении всей этой проблемы, чтобы она как-то решилась, вы не видите?

Леня Немодный: Перспективы есть: работает инициативная группа, работают люди, которые близки к внедорожному спорту, которые занимаются продажей комплектующих, для них это их доход, их кусок хлеба, они будут землю рыть, в общем. Я надеюсь, что к чему-то придут.

Марина Калинина: Главное, чтобы их услышали наконец.

Леня Немодный: Есть контактные группы, они работают. Я бы очень хотел, чтобы было четко написано, что можно, что нельзя, что нужно сертифицировать, что нет. И мне бы очень хотелось, чтобы выведенный воздухозабор, колеса увеличенной размерности без изменения элементов подвески и автомобильная лебедка как-то оставили за рамками регистрации, потому что это уже бредом попахивает.

Марина Калинина: Ну что же, спасибо большое. Эту тему мы обсуждали сегодня с нашим гостем Леней Немодным, автомобильным журналистом, обозревателем издания "Клуб 4х4". Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Леня Немодный: Спасибо вам.