Немодный Мангышлак 2017

Отчет архангелогородского экипажа о нашем майском вояже в Казахстан.

Автор: Лёня Side2k

Размеренная тишина рабочего дня, нарушаемая лишь пластиковым стуком клавиш, да время от времени включающимся вентилятором охлаждения ноутбука.

Я работаю дома, мои коллеги находятся за морями-окиянами.

Каждое утро у нас небольшое совещание, и на этой неделе во время таких совещаний, мои уши словно набиты ватой. Я, вроде бы, слышу коллег, улыбаюсь им, качаю головой, изображая понимание. Но его нет.

Это всё потому, что я здесь не весь. Часть меня осталась там.

Мои мысли — на пыльных казахских дорогах. В степях, где неторопливо бродят верблюды. На той прогретой солнцем бетонной тумбе, где сидит смотритель подземной мечети некрополя Султан-эпе и приветливо улыбается путникам. И в какой-то момент мелькает мысль, что он вот так сидит тут уже тысячу лет. И просидит ещё столько же после нас. Кожа на его лице — сама, словно тёмный камень, испещрённый трещинками.

Мои мысли — в ледяной майской воде Каспийского моря. Невероятно чистой и прозрачной, и от этого, словно бы, ещё более холодной. Где-то там, говорят, плавают змеи. Женя unknowww, супруга Димы Ракеты видела одну такую.

Мои мысли всё еще с теми людьми, с которыми я провел эти две недели. Сейчас, имея возможность всё обдумать в тишине и спокойствии, я прихожу к выводу, что вот это, наверное, и есть самое главное для меня в таких поездках.

Я — интроверт, мне не нужны люди вокруг меня, чтобы развеять скуку, чтобы чувствовать себя нормальным. Мне хорошо и одному. Я могу сам себе быть крайне интересным собеседником неопределённо долгое время.

Но.

Но есть люди, общение с которыми приятно само по себе. Таких людей обычно мало, их называют просто и коротко — друзья. Я не могу сказать, что ребята, с которыми я проехал эту дорогу, стали вдруг мне иррационально близки. Мы вряд ли будем созваниваться зимними вечерами, чтобы развеять друг другу скуку, мы не будем делиться проблемами в личной жизни.

Но я с уверенностью могу сказать, что каждого из этих людей я с радостью увижу у себя в гостях в любое время года и суток. И к любому из них без раздумий сорвусь на помощь, если, не дай бог, это потребуется.

И, конечно же, с радостью поеду с ними куда-нибудь ещё.

Этим для меня и ценен Немодный клуб — в нём отфильтровываются люди, с которыми легко сорваться и ехать куда-то долго, а потом полночи сидеть и болтать про всякое, ковырять сломанную машину, яростно спорить о тонкостях устройства ракет или влияния человека на экологию. И, конечно же, выпивать, но тут доподлинно не скажу, так как этого аспекта веселья я лишён.

Когда я, закрыв глаза, вспоминаю эту поездку, в первую очередь память подсовывает не образы Упавшей земли или озера Батыр на дне впадины Карагие, пересохшего до состояния соляного пятна. Хотя эти образы тоже прекрасны и они тоже теперь навсегда со мной.

Но, всё же, в первую очередь — люди.

Очень часто, читая чужие отчеты из путешествий, я цепляюсь вниманием за то, что авторы всё время молчат о тех людях, которые были рядом с ними всё это время. Бывает, упомянут изредка пару имён, типа "Аркадий сказал что…", "Сергей чинил машину".

Кому как, а лично для меня это очень важная, если не самая важная часть путешествия.

Это и наша мама-утка на белом китайском пикапе возглавлявшем колонну мечущихся туда-сюда утят, Лёня nemodniy. Не будь у него на хвосте десятка внедорожников, вполне бы сошёл за местного бая в Казахстане:

Пикап, кстати, был прекрасен. Не скажу, что вот прям сразу воспылал к китайским пикапам любовью — но автомобиль вел себя очень достойно. Кузов у него был завален общаковыми вещами(а там одной только воды, на минуточку, было 150 литров), при этом он и по трассе без проблем шёл, относительно легко обгоняя фуры, и по степным буеракам не крался, а прямо-таки мчался. В одном месте, правда, цепанул межколейку защитой, но без последствий(кроме смятой защиты). И, кстати, к концу поездки кондиционер работал только у Фотончика и у одной из паджер.

Сам же Лёня — талантливый и опытный организатор. В поездке не было каких-то договорённостей, мол, "ты делаешь это, ты делаешь вот то"(не считая только заранее оговорённых машин, между которыми растягивалось освещение и ставились столы). Если не задумываться, то могло бы показаться, что всё происходит само собой. Но я задумываюсь, потому что много лет регулярно выезжаю с компанией друзей в лес, где мы проводим по нескольку дней. И что такое организовать быт в лагере — знаю не понаслышке. Метод Лёни — подпинывать людей, указывая направление, а не водить за ручку. В итоге, каждый участвует по чуть-чуть, и суммарно этих усилий хватает, чтоб всё шло хорошо.

Это и Юра, человек-Бронемишка, замыкающий колонну на не менее белоснежной, чем головная машина, паджере. обладатель буддийского спокойствия, и хозяин адского щенка Вари(видимо, уменьшительно-ласкательная адаптация слова war), ведущего свой род, судя по всему, от самого Цербера.

Ещё долго я буду, наверное, услышав что-то в рацию, машинально ждать юриного "принято".

Юра рассказывал, что в какой-то из поездок даже ругался матом, но я не верю, это он сам себя оговаривает, наверняка, чтобы коварно втереться в доверие.

Несмотря на мимимишность фотографии, внимательный читатель легко подметит стропу, привязывающую милого щенка к силовику. Если бы не эта стропа, я писал бы этот отчёт гораздо дольше, потому что одной рукой писать труднее, чем двумя. А десятью пальцами — гораздо легче, чем одним.

Юра хороший. Мы с Гариком всё время шутили в его сторону, но он нас ни разу не избил и не пытался сжечь, заперев в уазике. Хотя мог.

Или вот Катя, так трогательно возмущающаяся очередным подшучиванием над ней или её мужем Лексом. И сам Лёха. Отличные люди, я бы с ними в разведку запросто.

Хотя нет. Что это я вдруг размяк.

Вместе с этими ребятами(как, кстати, и с Бронемишкой) я еще в прошлом году катался по Смоленской и Брянской областям, включая кусочек Беларуси. Отчёт об этом, я, видимо, уже никогда не допишу, но часть всё-таки написана и опубликована.

Конечно, я не могу не упомянуть мистера Трололо, господина На-Свежем-Воздухе-Я-Могу-Выпить-Очень-Много, моего второго пилота, штурмана, человека-батарейку(правда, мизинчиковую), великого и ужасного Гарри garik-suharik:

Женя был прекрасен и жёг напалмом на все деньги. Если бы остальная часть колонны слышала хотя бы десятую часть того, что происходило вУАЗике, нас бы с позором изгнали, посчитав наркоманами. От смеха местами орали так, что жилы на висках надувались.

Это и семейство Аргонавтов(Arg0navt), отважно мчавшихся на ниве-коротышке, под крышу заваленной шмурдяком, и целый ракетный дивизион в виде мастера на все руки Димы raketa1797, его красавицы-супруги Жени unknowww, атомной ракето-дочки и ракето-собаки(которая, в силу заточенности породы под лютые морозы, большую часть времени успешно изображала трупик). И домовито-обстоятельные Физруки Женя с Наташей, и Женя-Орк, он же Женя-Полуось, он же человек-позитив Evgen с невероятно бодрой супругой Алёной, и человек-касса Виталик, и Ленчик: спортсменка, комсомолка, пилот, штурман и механик в одном, на своей бессменной, увешанной трофейными наклейками паджере, и безумная Шнива, начинённая спокойным, на первый взгляд, северным семейством — Леной и Димой dimal965 и непрерывно рассекавшая туда-сюда, поскрипывая: "где тут сфоткаться получше? здесь? нет? ну я тогда дальше побежала!", шаркая при этом днищем обо всё подряд, но делая вид, что всё идёт по плану.

В этот раз я не буду строчить мега-отчёт в стиле "а потом мы поехали вот туда, а потом вот сюда, а еще заехали воооон туда". Обо всех интересных местах Мангышлака можно легко найти множество отчётов на драйве, включая именитых путешественников вроде Тулупова и Кондрашова. Во-первых, мне лень, а во-вторых, я не могу разбить эту поездку на части, составить какой-то план повествования — она в моей голове сейчас в виде цельного набора эмоций, образов, красок, запахов.

Белое солнце, выжигающее степь. Постоянный ветер, регулярно меняющий направление, неспешный рассказ Лёней очередной занимательной истории из своей бурной жизни. Весёлое птичье щебетание Киры, смешливой дочки Димы Ракеты, методично выклёвывающей мозг равномерно растёкшемуся по креслу Гарику, который накануне проиграл в неравной битве со злой водой.

Конечно же, дорога. Сотни километров на удивление хорошего асфальта. Пыльные степные дорожки.

Внезапно ты переваливаешься через очередной подъем, и у тебя захватывает дух. Потому что под этим огромным, пронзительно-синим небом вдали ты снова видишь что-то прекрасное.

 
 
А ночью — звезды. Яркие, крупные. Жаль, моих умений и моей техники маловато для того, чтобы снимать их как следует. Но я честно старался.
 
 
Море. Да-да, я знаю, что Каспийское море, технически — не море, а озеро. Но мне как-то без разницы. Оно прекрасно.
 
 
А вы видели когда-нибудь грозу в степи? Я вот видел.
 
 

Фотографией, конечно же, невероятно трудно передать буйство стихии, которая легко, словно кустик, раскачивает двухтонную машину, несущуюся по дороге. Но это тоже очень впечатляет. Жаль, я не умею фотографировать молнии. Их было очень много.

Ну и Жабыч, конечно. Честный трудяга, который провёз нас с Гариком сквозь эти восемь с половиной тысяч километров.

Поломки были только по мелочи, причем появившиеся ещё до поездки, устранить которые попросту не хватило времени.

Я давно мечтал поехать на машине в Казахстан. Посмотреть что-то большее, чем доступно обычным туристам, прилетающим на самолёте в большой город вроде Алма-Аты. Отчасти потому что это моя, в некоторой степени, вторая родина — оттуда родом мой отец и его предки.

И сейчас, когда я пишу эти строки, я всё еще там. И когда-нибудь я буду там снова, обязательно. Я хочу показать всё это сыну. Я надеюсь, он поймёт, когда придёт время.

А сейчас пора открывать глаза, хоть мне и не хочется. Жизнь не ждёт.
У нас за окном всё ещё лежит снег. А подумать только, ведь ещё недели не прошло, как вокруг меня было +42.

Спасибо всем ребятам, которые были там вместе с нами.
Спасибо Лёне Немодному, организовавшему эту поездку.
Было круто.
И будет ещё круче, я уверен.

P.S. остальные наши фотки, как и фотки других участников поездки, можно посмотреть на сайте Немодного клуба.
А ещё Лёня смонтировал видосик: