Нетрезвые в Печоре.

Рассказ о том что бывает если путешественник вдруг не рассчитает принимаемое на грудь.

Внутри каждого путешественника живёт маленький мальчик. Он не хочет преодолевать тяготы и лишения, а мечтает лишь об одном - добраться до места, где тепло и сухо и там незамедлительно напиться. Конечно, бывают и непьющие путешественники, один из них мой отец, но он путешествует с детскими группами, ему простительно, хотя мой дед (папа мамы) тоже путешествовал с детскими группами, и это совершенно не мешало ему быть одновременно столпом детского туризма и пьяницей. Но оставим в покое моё ветвистое генеалогическое древо полное путешественников и просто любителей своеобразных приключений, а то я сейчас ещё приплету своего дядю (тоже большого любителя выпить), который имеет обыкновение сначала забраться в какую-нибудь сьейру-леону мира и начать добывать там алмазы, а потом нарваться на государственный переворот и выбираться из страны на угнанном вертолёте с автоматом наперевес и пулевым ранением задней поверхности бедра (ну не могу же я написать на таком приличном ресурсе, что его тогда в жопу ранило). Что-то я опять отвлёкся от темы своего повествования. Так вот, непьющие путешественники существуют, но я их побаиваюсь и отправляться в сторону горизонта предпочитаю с простыми и понятными путешественниками выпивающими. С ними комфортно, ибо если ты видел человека в крайней степени опьянения, то примерно понимаешь чего от него ждать в аналогичных степенях усталости, голода, отчаяния или страха. Если его после этого сводить в горы, то предварительная информация наверняка подтвердится. Но я предпочитаю «в горы тянуть» тех кого уже видел выпивши, дабы не было каких-нибудь сюрпризов, наводящих на мысль: «и зачем я взял с собой в неведомую даль такого придурка?».
Посему ездят со мной люди выпивающие, но не постоянно, лишь тогда когда можно, а можно редко, потому как за рулём мы не пьём, рядом с рулём тоже, вечером не разгуляешься утром дальше ехать, а днёвок раз-два и обчёлся. Но уж эти самые «раз-два» проходят весело и с огоньком. Потому как путешествие путешествием, а некоторый культурный отдых коллективу всё же требуется. Таким образом, мы подошли к главной теме моего сегодняшнего повествования.

По пути в далёкое и манящее зимнее Заполярье нам постоянно попадается на пути город Печора. Вот что хочешь делай, а Печору не миновать. Бывало даже кругом пойдёшь через Ивдель с Приобьем, а один фиг на обратном пути раз - и Печора. В общем, с тем что Печора всё равно будет мы давным-давно смирились, и даже приноровились делать в этом городе днёвку. У нас даже появилась излюбленная гостиница, в которой мы привыкли оседать. В самой гостинице так же бывали забавные истории. То Ярик с Виталиком поют песни под храп Лёхи77, руками регулируя его чтобы храпел в нужной тональности и с требуемым ритмом, то Кимыч в трусах, снежной маске с ножом и вилкой в руках устремиться по коридору за горничной чтобы сделать ей комплимент, то Рома посетует на нехватку стульев.

DSC01559

С годами у нас даже сформировался некое расписание днёвки: размещаемся, обнимаем чистый, тёплый белый унитаз и плачем от умиления, моемся, одеваемся в чистую одежду, идём на соседнюю улицу в кафе-бар «Старый замок». Ежегодно он встаёт на нашем пути с той же неотвратимостью что и сам город.

BB6A8417

Мы приходим, садимся за столик где, пересчитав себя и добавив два, просим официантку не приносить нам большего количества бутылок водки, чем получившееся число. Официантка понимающе кивает и делает как просили. Поэтому мы всегда вели себя прилично и никогда не давали повода персоналу пожалеть о нашем визите. «Если вы такие приличные, тогда о чём рассказ?» - спросит уважаемый читатель и будет совершенно прав. Рассказ о том единственном вечере, когда всё пошло не так.
Официантка была на высоте и действительно предупредила меня, что мы уже выпили восемь бутылок, а я просил нам больше не приносить. Официантка была умничка, это я болван. Людей я посчитал правильно – шестеро, два прибавил тоже правильно. Одного не учёл, что из шестерых двое полвечера ездили на такси по окрестностям и искали медвежью шкуру. Нашли, вернулись к нам, присоединились к празднику и веселью, но было уже поздно… Четверо оставшихся приняли на себя основной алкогольный удар и годами нарабатываемая репутация:  «тихие московские гости, посидят, наедятся как из голодного края, выпьют в меру, расплатятся и уйдут» была сильно подмочена.

P1000592

Всё началось с телефона Кимыча. У него этот дурацкий защищенный от всего на свете «соним». Защита от всего включает в себя и защиту от меня. Я полчаса пытался включить фонарик, рассвирепел, психанул и бросил телефоном в Кимыча, который в это время любезничал с барменшей. А за соседним столиком сидело четыре милый девушки, они весь вечер пили минералку, хихикали и смотрели на нас вызывающе. Мы, хоть люди и пьющие, но семейные, поэтому на девушек внимания не обращали. Если вы думаете что я попал в девушек телефоном, так вы плохо обо мне думаете, телефон влетел прямиком в Кимыча, но Женя не стал за ним нагибаться и в лучших традициях пробивающего пенальти футболиста пробил телефоном в направлении нашего стола. Но то ли у Кимыча были на ногах не те бутсы, то ли ветер изменился, в общем, телефон влетел в эпицентр девушек со стаканчиками и произвёл среди них настоящий фурор. Мы все как один принялись извиняться и вытирать импровизированных русалок, так что инцидент был споро улажен. Девушки, правда, считали, что промокнуть с них минералку недостаточно для заглаживания нашей вины, надо еще познакомиться и подружиться, мы  же считали, что вытереть и извиниться хватит за глаза.
Вечер продолжился. Водка кончилась. Я подозвал официантку вот в этот момент она и сообщила что мой собственный регламент на восемь бутылок исчерпан, после чего сказала, что они всё равно через пятнадцать минут закрываются. Я похвалил официантку за бдительность и согласился, что в таких условиях пить водку было бы совершенно неправильно, поэтому попросил принести нам по два «Б-52» на чём этот приятный вечер можно будет закончить. Милая девушка ответила, что ничем не может мне помочь, потому как администратор уже снимает кассу, и я подвыпившей толстой ланью метнулся к барной стойке, где другая девушка производила какие-то манипуляции с кассовым аппаратом. Я, призвав на помощь весь свой немалый дар убеждения, Кимыча и нетрезвый хор остальных мальчиков быстро нашёл общий язык с начальством. Было решено сначала пробить нам двенадцать коктейлей, а уже потом снимать кассу, пока мы одеваемся и пьём приготовленный барменшей горящий напиток.

P1000615

Как только первая порция была готова мы её немедленно выпили, все кроме Серёги Сотки, он где-то запропал. Потом мы выпили вторую порцию и тут появился Серёга. Три милые девушки – администратор, бармен и официантка в один голос твердили, что нам надо выйти прямо сейчас потому что ровно в одиннадцать кафе должно встать на охранную сигнализацию. Поэтому я быстро взял первый коктейль, всунул блюдце со стоящим на нём стаканчиком с горящей жидкостью в руки ничего не подозревающему Серёге и велел пить, обернулся за вторым, услышал звон роняемой посуды и увидел как у стоящей передо мной барменши расширяются глаза. Почуяв неладное, обернулся. Серёга горел. Горела его одежда, обувь и пол вокруг него. Сам Сотка с интересом наблюдал за распространением пламени, не способный дать оценку происходящему в силу крайней степени алкогольного опьянения. Серёгу потушили, оставшийся «Б-52» выпила барменша, а затем ы вышли на улицу.
Было по северному свежо, но нам это уже ничем не могло помочь. Пока я застёгивал пальто Виталика, знаете, как в детском садике – мама одевает сынишку домой идти, застёгивает пуговички, придерживая за полы пальто, а мальчик смотрит на всё это умными глазами и качается из стороны в сторону, потому что маленький и ещё не понимает, что надо стоять ровно когда на тебе застёгивают пальто и не бесить маму, вот точно так же только вместо ребёночка сорокалетний человек. Хотя скорее не человек, а каркасик, снаружи вроде Виталик, а внутри  никого нет и до утра не появится. Пока я застёгивал своего второго пилота, Кимыч решил не терять времени даром и прокатиться с ледяной горки, благо таковая имелась буквально в десяти шагах. Правда она была очень пологой, видимо по ней катались на ледянках, поэтому всё на что оказался способен Кимыч это лечь в её верхней части в позе морской звезды и полежать. Женя пытался придать себе ускорение, копошился и водил из стороны в сторону руками и ногами, но начать движение так и не смог. В результате горе-бобслеист слез с горки и мы пошли обратно в гостиницу. И пройти-то надо было всего квартал, но мы и это просто так не смогли. Откуда-то из подворотни вышел дворник с лопатой, видимо ему захотелось поздним вечером что-нибудь поубирать. Он увидел нас, мы его. А, главное, его увидел Кимыч. Дворник был татарин. Как Женя это понял неведомо, но выросший в Казани и знавший по-татарски пару десятков слов он сказал их все разом. Дворник расцвёл, бросил лопату и схаватился за Кимыча, крича что-то по-татарски и очень радуясь земляку. Кимыч, который всё что знал уже рассказал, земляка не понимал и потому кое-как вырвался из цепких лап настроенного на долгую совместную ностальгию дворника и поковылял вслед за нами. Виталик, в силу своего состояния, оказался не столь проворен и ему пришлось некоторое время пообниматься с дворником и даже провести с ним некую беседу. Татарского Виталик не разумел, но в данном конкретном случае вполне сгодился и белорусский. Через некоторое время дворник охладел к Виту и отпустил его на свободу.
Тем временем мы уже подходили к перекрёстку неподалёку от нашей гостиницы. И тут я, идущий первым,  увидел на дороге огромную яму. Там на её дне находился канализационный люк, до которого от поверхности утоптанного снега было сантиметров сорок. Я решил, что кто-нибудь из моего нетрезвого воинства обязательно туда свалится. Достал телефон и включил видеозапись. В полумраке ночной Печоры и полной тишине, нарушаемой лишь моим предвкушающим сопением все эти пьяные подонки прошли над  ямой аки посуху. Нет, не обошли, они её даже не заметили. Просто прошли над ней и всё, воистину пьяному море по колено.
Вернувшись в гостиницу мы немедленно завалились спать. А утром я проснулся от пластмассовых щелчков – Виталик разобрал оба своих телефона и выяснил почему не может никому позвонить.

- Лёня, где аккумуляторы из моих телефонов?!
- Виталя, я их вчера вытащил, чтобы ты никому не стал звонить в таком состоянии.
- В каком таком?
- Да ты вчера опять каркасиком прикинулся.
- Ничего подобного! Я всё помню… По крайней мере до такси.
- Виталик, мы шли домой пешком. – Я повернулся на другой бок и вернулся ко сну.

IMG_1492