Две аварии

Это рассказ о двух очень грустных моментах моей жизни. Оба раза по неопытности я обретал дополнительные дни рождения, пострадал сам, пострадали другие. Благодарю Бога за то, что никто не погиб и все живы и здоровы.

текст: Лёня НЕМОДНЫЙ
фото автор и ZmeyТ

Две аварии.

Для меня же эти неприятные события стали теми самыми крупицами опыта, который помогал мне в дальнейшем. Пишу я об этих двух случаях, не получая никакого удовольствия от того что мне придется вспомнить и пережить произошедшее еще раз. Но всё же делаю это дабы уберечь следующее поколение неопытных водителей от переоценки собственных сил и последствий, которые это может иметь.

Ночной перегон

Первая серьезная авария произошла в конце 96-го года. Мне было двадцать два года. К тому моменту я уже шесть лет водил машину и три года как имел права и собственный автомобиль. Ощущал себя опытным водителем и лихо носился по столице, тогда еще безпробочной и полупустой, наматывая от сотни до двух сотен километров ежедневно.
Дела у нашей компании шли неважно, старшие товарищи запутались в кредитах, процентах и перезаймах. И в качестве способа поправить материальное положение было принято решение смотаться в Финляндию и перегнать оттуда несколько машину в Москву. В результате мы поехали вдвоем. Визу взяли на четыре дня, дабы приехать в Хельсинки в пятницу, весело провести время, отдохнуть в выходные и, забрав машины в понедельник, укатить домой. Но по  прибытию выяснилось, что в понедельник в Финляндии национальный праздник, День независимости от России, и порт не работает. Так что машины нужно забирать сегодня. А когда мы получили автомобили, то оказалось что транзитный транспорт обязан в течение суток покинуть территорию Финляндии. Вот так и получилось,  что я попал с поезда и сразу за руль. Точнее не сразу. Весь день ушел на оформление юридических формальностей, и когда мы покинули Хельсинки, уже наступили ранние декабрьские сумерки.
С нами ехали еще два человечка, те вдвоем забирали одну машину, и один из них до границы Финляндии сел за руль машины Саши, моего компаньона. Дело в том, что до самого утра в поезде мы выпивали и если мне, молодому здоровяку было хоть бы что, то Саша сильно страдал с похмелья. В результате несколько часов пути он просто спал у меня в машине на пассажирском сидении, пока его подменяли за рулем.
Затем была таможня, её мы прошли уже поздним вечером. Потом миновали Выборг, Питер и вышли на Московскую трассу. Те два парня попрощались с нами и остановились на ночевку.  Мы же поехали дальше. Ближе к середине ночи я почувствовал что засыпаю. Поморгал Сане, тот остановился, и я предложил поспать у пикета ГАИ. Но Саша нервничал, боялся лихого народу, внимание которого могли в те годы привлечь наши иномарки на транзитных номерах. И мы продолжили путь. К тому моменту я был без сна уже около полутора суток. Ехал как в тумане. Мне постоянно что-то мерещились,  казалось что я еду по какому-то бесконечному тоннелю. Стоило подумать о чем-то, например, о том как по приезду позвоню другу, им вот я уже сидел дома и говорил с ним по телефону. Впав в забытье, резко просыпался, ловил машину и некоторое время ехал на поступившем в кровь адреналине. Но под утро уже был как сомнамбула и просто остановился в какой-то деревне у магазина и разложил сидение. Ко мне подошел Саша, спросил в чем дело, я ответил что он может делать что хочет а я ложусь спать. Саша попробовал истерить, но мне было уже все равно.
Не знаю сколько он дал мне поспать, может полчаса, может минут сорок. Потом разбудил и вынудил ехать дальше. А потом… потом я проснулся и увидел приближающийся задний борт грузовика.

0034

Я врезался в него на очень большой скорости. Видимо во сне я нажал на педаль газа и мощный Линкольн разогнался до 140-150 километров в час. Удар был страшный. Машину оторвало от земли, она покатилась боком, перевернулась через крышу и остановилась на колесах. При ударе из четырех покрышек лопнули три.
Я был пристегнут, но чтобы ремень не давил на грудь и не стеснял движения, вставил в него монетку, так что поймал он меня уже перед вылетом через лобовое стекло. Я разбил руками приборную панель, а грудной клеткой завернул руль. Можно сказать, что отделался легким испугом. Из машины вылез, хоть и с трудом, но сам.
Подбежал Саша и закричал: «Ну что, довыделывался!?», не знаю что он имел в виду, видимо себя и свою глупую торопливость, но сейчас это было не важно. Саша уехал с попуткой в близлежащий Торжок за гаишниками. Я остался на дороге, так и стоял около машины и столбика с цифрами 245 обращенными к Москве . Подошел водитель грузовика, сказал что видел в зеркало как я по дороге плыл, понял что сплю, и был готов что я в него въеду. Показал на дороге четыре  двухметровые черные полосы от своих шин на месте удара и сказал, что шел со скоростью 60 километров в час.
Меня накрывала тревога. Машина была разбита под списание, впереди нас ждали новые проблемы, и тут на встречке остановилась «бэха», из неё вышел молодой мужик и подбежал ко мне. У нас состоялся диалог, который я запомнил на всю жизнь.
- Здорово! А чего, где водила? Увезли уже?
- Не увезли. Я водила.
- Охренеть! А чего грустный-то такой?
- А чего радоваться-то? Пятнадцать косарей грина в узел завязаны.
- Ты чего совсем дурак? Машина она железная, о бабле через год и не вспомнишь, главное сам цел. – Он хмыкнул моей непроходимой тупости, сел в машину и уехал. И не подозревая что открыл мне одно из важных правил для дальнейшей жизни.

0033

Потом было много всего нехорошего и грустного, но в результате все как-то выровнялось и устаканилось. Так закончилось моя первая дальняя автомобильная поездка, а вместе с ней и юность.

Путь в Архангельск

С той поры минуло семь лет. Я увлекся оффроудом. Стал обладателем Нивы, и под Рождество 2004 года собрался с друзьями нивоводами съездить компанией в Архангельск. Штурманом со мной поехал мой друг и наш клубный фотограф Женя Беляев.
Мы спланировали маршрут, и ранним утром встретились на заправке на Ярославском шоссе, там же нас ждал журналист из журнала AutoParts, который вручил нам предоставленные спонсором немецкие амортизаторы, (кстати, звали того никому не известного журналиста Миша Ласточкин ;) ).
С рассветом мы тронулись в путь. Прошел снегопад, дорогу сильно перемело, ехали медленно и до Ярославля добрались только к обеду. Поели в кафе. Все как-то затянулось, в общем, выехали мы из города уже в сумерках.
Снова пошел снег. Дорога не чищена. Три колеи, встречные разъезжаются в средней. Моя Нива и ГАЗель не разъехались.

0084

Удара никакого не было, просто притерлись бортами. Только меня почему-то начало разворачивать на дороге. Машина полностью потеряла управление. Скорость была небольшая, километров шестьдесят. Я не впал в ступор, до последнего пытался вернуть машину на курс, рулем, педалями, даже ручником, но все было тщетно. Как выяснилось потом, на переднем колесе ГАЗели не было колпака и торчащие из диска гайки порвали мне оба колеса и раскололи диски.

0083

Нас плавно крутило. За ГАЗелью шла «шестерка»,  мы слегка задели и её, а за ней ехал пассат. Он вошел точно в правый бок Нивы. Кругом было заснеженное поле. Не знаю почему он не отвернул, может отвлекся, а может все произошло слишком быстро. В любом случае мне не в чем его винить, ведь это я вылетел на встречку к нему, а не наоборот. В пассате пострадала женщина сидящая на пассажирском кресле, она получила перелом ноги. Сзади ехал ребенок, слава Богу он оказался невредим.
А мы с Евгеньичем… нам, конечно досталось. Женьке всю дорогу дуло из щели, и он положил между собой и дверью пуховик. Наверное, тот и спас от более серьезных травм. Но все равно, Женя сломал четыре ребра, одно из них пробило легкое. Меня из машины доставали, сам я передвигаться не мог. Женькино сидение сорвало с креплений и он на нем как на катапульте приземлился на меня. Так что ходить я начал только через несколько недель да и то с помощью забавной конструкции которую до того видел только у глубоких стариков в американских фильмах. Но со временем я восстановился. Нива восстановлению не подлежала и осталась жить там же где разбилась, в районе города Данилов. Она, а точнее то, что от неё осталось было продано каким-то сервисменам за двести долларов.
Вот такие неприятные истории произошли со мной.

0082

 Знаете, сначала я хотел после этих двух рассказов написать объемное послесловие, о том какие выводы вы должны сделать из моих ошибок. Но потом решил что это ни к чему. Вот вам две истории. Без прикрас. А выводы делайте сами.