Дорогами Татарстана

Майские праздники прямо-таки созданы для того, чтобы отправиться в дальнее путешествие. На этот раз в качестве цели мы выбрали Республику Татарстан. И, проведя неделю в пути, смогли составить собственное мнение о трассах, городском движении и людях этого края.

текст: Леня НЕМОДНЫЙ
фото: Натальи Красновой и автора

 

Дорогами Татарстана
Дневник недельного путешествия

 

IMG_1798

 

Затевая майскую экспедицию, самое главное — спланировать ее так, чтобы разминуться с обезумевшим потоком дачников, который изливается из города, как цунами, сметая содержимое всех магазинов на своем пути и тараня друг друга. Памятуя об этом страшном стихийном бедствии, я перенес выезд с утра субботы на воскресенье. И что бы вы думали? Президент сделал то же самое с рабочими днями, поэтому внезапно оказалось, что наш выезд по времени точно совпадает с исходом рассадовозов. Нет-нет, не подумайте, что я ненавижу дачников, я к ним совершенно лоялен. Просто меня сильно огорчает, что я не могу, как в былые годы, просто взять и выехать из города на выходные, а каждый раз приходится прорываться. О том, как наши экипажи пробирались к месту общей встречи в городке Петушки Владимирской области, можно написать отдельную статью. Да что там статью — целый сценарий блокбастера «Побег из Подмосковья». Как это ни странно, мы все же смогли, пусть с опозданием на пару часов, но собраться в единую кучку. Встретившись, мы обнимались так, как будто только что вернулись с войны. А мимо нас все текла и текла бесконечная дачная река.

Дорогой длинною

 

В качестве отправной точки нашего путешествия мы выбрали БогородицеУспенский монастырь, расположенный на острове Свияжск неподалеку от Казани. До монастыря было около 800 км пути, а мы никуда не торопились, поэтому по дороге решили заночевать в Нижегородской области, в районе Зеленого Мыса.

Едем. Впереди славный русский город Владимир. Думаю: чего мы через город попремся людям мешать, обойдем-ка мы его по объездной, она хоть и длиннее, зато так быстрее получится? Получилось… медленнее, причем гораздо. Посередь пути мы встряли в гигантскую пробку из-за реверсивного движения на ремонтируемом мосту. Конечно же, самые торопливые и нетактичные полезли справа. Правда, дальше нашей колонны у них дело не продвинулось, мы перекрыли обочину. Я, едучи первым, съезжал правее, лишая гонщиков возможности лезть вперед, расталкивая машины, а ехавший следом Ярослав через открытое окно весьма учтиво объяснял товарищам, что нам тоже нужно проехать и их очередь совершенно точно не впереди нашей, в качестве альтернативного решения предлагая им вылезти на полосу встречного движения и унестись вдаль по ней. Многие так и поступали. Когда уже подошла наша очередь и мы приблизились вплотную к месту ремонта, я с удивлением узрел инспектора дорожного движения, который флегматично взирал на проносившиеся мимо него по встречке автомобили.
— Уважаемый, — воскликнул я, — почему вы бездействуете? Немедленно отберите права у уродов!

На что доблестный полицейский устало ответил:
— Так вон их сколько, у всех что ли теперь права отбирать?
— Да! — в запале выкрикнул я, но гаишник уже смотрел в сторону и думал о чем-то своем.

IMG_2584

Далее без происшествий и затруднений мы миновали Владимирскую о бласть и оказались в Нижегородской. Дорожка постепенно становилась российской, в том смысле, что первой бедой. Точечный ремонт по-нашему — это так: по всей ширине дорожного полотна дорожники посредством своей шайтанской техники выгрызают куски асфальта толщиной сантиметров в пять — семь и размером от метра квадратного до бесконечности, после чего покидают место преступления навсегда. И вот мы едем, маневрируя на трассе между этими рукотворными преградами, и чувствуем себя так себе. В том смысле, что напряженность трудовых будней почему-то не покидает, а умиротворенность дальнего пути никак не нахлынет. А уже близится вечер, и место ночевки неподалеку. Мы уходим с трассы на второстепенную дорожку, проезжаем по ней несколько километров и… встаем в глухую пробку. В Нижнем Новгороде тоже есть дачники.

После небольшого совещания в эфире приходим к выводу, что Зеленый Мыс для нас не самоцель, а вот сохранить душевное здоровье важно. Посему сворачиваем с асфальта и углубляемся в ближайший лес. Красота, сосны до небес, тишина и, конечно же, отдыхающие. А мы не для того уезжали из города, чтобы попасть в счастливое общежитие в лесу. Но весна на то и весна, чтобы кругом текли ручьи. Один из них шириной в пару метров и глубиной в половину стал нашим Рубиконом. Мы перешли его вброд и оказались в краю непуганых птиц, где никого, кроме нас. Как же славно было ужинать среди шума листвы и птичьего щебетания!

 

IMG_1783

 

На следующий день мы продолжили путь. И снова трасса, усугубленная холмистой местностью за Нижним Новгородом, до отказа забитая фурами, карабкающимися в горы со скоростью усталого пешехода. А потом мы въехали в Чувашию… Что тут скажешь? Уважаемые дорожники Нижегородской области, простите меня за все недобрые слова и мысли, что я позволил себе, пока передвигался по вашим дорогам, вы энтузиасты своего дела, трудолюбивые и активные, особенно в сравнении с вашими коллегами из Чувашии. Я слышал, при строительстве дорог в горах часто взрывают породу, чтобы спрямить путь, но первый раз столкнулся с подобным на равнине. Эти дороги явно взрывали, потому что никак иначе довести покрытие до подобного состояния невозможно. Легковушки ползут со скоростью 20 км в час, фуры и того тише, а между ними маневрируем мы на «бешеной» скорости, иногда включая даже третью передачу. Зато придорожное кафе подняло нам настроение, еда вкусная и очень недорогая.

Въехав на территорию Татарстана, существенного изменения качества дорожного полотна я не заметил, но близость окончания долгого перегона все же немного взбодрила. Двухдневный марш-бросок в 800 км сам по себе не сильно утомителен, но сдобренный большим количеством пробок и отвратительным состоянием дорог, он доставил нам немало неприятных минут. К нашей радости, качество дорожного полотна трассы после Казани оказалось куда лучше.

IMG_2883

Трасса М7

От Москвы до Казани мы двигались по федеральной магистрали М7. В целом трасса произвела угнетающее впечатление. Состояние дорожного полотна ниже всякой критики. До Нижнего Новгорода шоссе в основном двухполосное, и проблем с обгонами, соответственно, не возникает. Но большое количество разнокалиберных ям и протяженных участков со снятым асфальтом не позволяет держать высокую скорость. Постоянно приходится тормозить перед неровностями и снова ускоряться. Вследствие этого путь занимает много времени, а расход топлива сопоставим с городским циклом.

После Нижнего дорога сужается и становится практически двухполосной, периодически расширяясь до трехрядной с попеременным движением по средней полосе. Большое количество фур превращает езду в бесконечное ожидание возможности обогнать один грузовик, чтобы сразу же упереться в следующий. Ситуацию усугубляют знаки, запрещающие обгон. Их настолько много, что если взять участок Нижний Новгород — Казань в целом, то обгон разрешен, пожалуй, меньше чем на трети трассы. При этом участки чередуются примерно так: километр обгон запрещен, потом 300 м разрешен. Знаки «обгон запрещен» и тихоходные фуры — бич трассы М7.

 IMG_1934

Городской трафик

 

На следующий день мы осмотрели Свияжский монастырь и отправились в Казань. На подъезде к городу миновали пикет ГАИ, славящийся своей кровожадностью, но никто из инспекторов не бросился нам наперерез, размахивая полосатой палочкой, более того, они даже не вышли из будки.

Несмотря на предпраздничный день, движение в городе было довольно оживленное. А дороги-то, дороги, мамочки, это же ужас какой-то! Пока ехали по окраинам, все еще ничего: и асфальт нормальный, и разметка присутствует. Но когда добрались до центра, сразу поверилось в то, что город недавно отметил свое тысячелетие. Дороги точно из летописей. Ладно бы просто асфальт был с выбоинами или ямки там какиенибудь. Дорожное покрытие местами отсутствовало полностью, машины передвигались по трамвайным путям — потому что иначе было просто не проехать. Тут и там канализационные люки не то что без крышек, на них даже ответной части нет — просто дыры в бетоне, в которые воткнуты какие-то палки и обломки деревянных поддонов. Я разговорился с одним из местных жителей, и он сказал, что на улице Худякова, на которой мы сейчас находимся, недавно велись дорожные работы. Я оглянулся по сторонам: асфальта нет, все те же машины на трамвайных путях. Не может быть, говорю, какой тут ремонт, это же ужас какой-то. А местный отвечает: это раньше был ужас — автобусное колесо целиком в лужу проваливалось, а сейчас хоть проехать можно. Узнав, что я автомобильный журналист, он попросил: «Напиши про этот бардак, может, что-нибудь изменится к лучшему».

 

IMG_1927

 

Наибольшее количество сильных эмоций я испытал, проезжая через город на обратном пути. Это как раз совпало с вечером второго праздничного исхода из города перед Днем Победы. Наивный, я выбирал широкие улицы, чтобы наша небольшая колонна смогла миновать город в кратчайшие сроки. В результате проезд через Казань занял больше двух часов.

Начнем с того, что на выбранной мной улице шел ремонт, поэтому четырехполосное движение с периодичностью в пару кварталов сужалось до одного ряда. К тому же какая-либо разметка отсутствовала как класс, а местные участники движения на каждом светофоре набивались в шесть рядов, чуть ли не касаясь друг друга зеркалами. При включении зеленого сигнала вместо того, чтобы мчаться вдаль, все начинали выстраиваться обратно в четыре ряда. При этом смелость некоторых доходила до безрассудства или, если угодно, до помешательства. Ну как еще охарактеризовать действия водителя малолитражки с нулевой пассивной безопасностью, когда он, презрев разметку, бросается под колеса лифтованному внедорожнику? И я бы еще понял, если бы он лез под передние колеса в надежде на то, что я отторможусь и пущу его перед собой. Но ведь нет: он бросился мне под задние колеса и только чудо спасло его от потери автомобиля, а меня от ожидания инспектора ГАИ для оформления ДТП и последующей установки новых брызговиков.

Ну да я отвлекся. Ближе к выезду из города пробка начала усиливаться, но виной тому не дорожный трафик, а извращенный ум местных организаторов дорожного движения. Ведь это надо — на трехполосной в одну сторону улице сделать правый ряд только для автобусов, а левый на всех светофорах только для поворота налево. Стоит ли писать о том, что оба крайних ряда были плотно забиты машинами, которые на каждом светофоре начинали протискиваться обратно в средний. Название этой улицы — Восстания. Я очень хорошо его запомнил потому, что сам на ней чуть не восстал.

IMG_1931

В самом сердце

 

Столица Татарстана — Казань — большой и современный город, в котором проживают чуть больше миллиона человек. Город можно условно разделить на 3 части: исторический центр, окружающая его застройка советской эпохи и районы новостройки. Пожалуй, примерно то же самое можно сказать и о любом другом более или менее крупном российском городе. Но в Казани, на мой взгляд, все границы очерчены както уж слишком резко. Центр очень красив. Мечети, церкви и просто старинные здания, соседствующие друг с другом, работают как машина времени, перенося идущего по этим улочкам в далекое прошлое. Но стоит проехать по длинной дамбе — и вы в обычном российском городе с его серыми домами, светофорами и круговыми движениями. А если, проезжая все по той же дамбе, вы повернете голову направо, то на противоположном берегу канала увидите скопление современных многоэтажных домов из стекла и бетона — признак делового центра и коммерческой активности. Главное, переводя взгляд с одних домов на другие, не смотреть вниз, чтобы не портить общее впечатление города, потому что дороги в Казани отвратительные.

IMG_1983

Мусорный край

 

Самым неприятным впечатлением от поездки стали горы мусора, которым завалены все мало-мальски пригодные для стоянки природные уголки. Лесов в Татарстане немного, а мест, где они граничат с берегами реки или озера, и того меньше, и все они «помечены» местным населением так, что, перед тем как разбить лагерь, приходится полчаса ходить и, собирая пустые бутылки и полиэтилен, расчищать себе место. С каждой стоянки мы вывозили своего и собранного чужого мусора примерно поровну. В городах ситуация не лучше. Например, под Нижнекамском, на выезде из города к садовым участкам, прямо на асфальтовой площадке, видимо, изначально предназначенной для разворота автобусов, навалены тонны бытовых отходов дачников. Раз такое происходит, значит, и жителям, и администрации по большому счету плевать на то, что они живут в грязи. Но очень хочется верить: это не так.

Люди Татарстана

 Конечно же, рассказ о путешествии по республике не может обойтись без главы о людях, там живущих. Мы немного времени провели как в самой Казани, так и в других городах и селениях, но все же успели составить свое мнение. Не знаю, что говорит статистика о том, сколько процентов мусульман и православных составляют основное население, но на мой взгляд, их примерно поровну. Удивительно было наблюдать города, в которых мечети соседствуют с церквями, иногда имея общие заборы. По улицам ходят одетые в черное женщины-мусульманки, и тут же всеми цветами радуги переливаются одежды христианок. Иногда все наоборот: женщины с татарской внешностью одеты по-европейски, а славянки — в черных плотных восточных одеждах. С мужчинами все сложнее: понять их вероисповедание по одежде практически невозможно, разве что иногда встречаются бритые наголо бородатые мужи, вид которых не оставляет сомнений в религиозной принадлежности. Но столько внимания теме смешения религий я уделил лишь потому, что она меня занимала. Сами местные жители давно привыкли к такому положению вещей и считают его само собой разумеющимся.

Для наиболее плотного знакомства с жителями Казани мы отправились в небольшой ресторанчик «Нота Азии», расположенный все на той же улице Худякова в старом городе. Название оказалось не случайным, внутри просто-таки гремела восточная музыка, а за накрытыми столами сидели мужчины и громко разговаривали. Мы сели за свободный стол, и к нам из-за стойки вышел сын хозяина. Отец в это время сидел за одним из столов и вел оживленную беседу.

Мы сделали заказ — конечно, бараний шашлык и долма. Где еще есть эти блюда, если не здесь? Пока еда готовилась, я с интересом разглядывал посетителей. Тут из-за соседнего столика мне кто-то приветливо помахал рукой, и я узнал своего дневного собеседника о городских дорогах. Нас сразу же пригласили за стол, желая угостить водкой, которая, несмотря на явно мусульманский вид заседавших, покрывала его в изобилии, но мы вежливо отказались. Нам хотелось тихо посидеть и понаблюдать за местными жителями со стороны.

Чистое и светлое

 Принесли бараний шашлык, оказавшийся необычайно свежим и вкусным. Кстати, порция, состоявшая из трех кусков каре ягненка, стоила чуть меньше 200 рублей. Долгое время мы отдавали должное местной кухне, заказывая все новые и новые порции мяса и бутылки пива. Тем временем народ за соседними столами постепенно приводил себя в состояние алкогольного опьянения. Голоса становились все громче. Говорили по-татарски, поэтому я не понимал ни слова. Но что тут может быть непонятного, если пьяные люди кричат друг на друга и машут руками? Сейчас будет драка. И вот двое поднялись из-за стола, вышли на середину зала и встали друг напротив друга. Мы сидели достаточно далеко, и я не опасался, что нас заденет летящая мебель, поэтому просто наблюдал за развитием действа. И тут случилось нечто никак не укладывающееся в мое славянское понимание. Мужчины начали танцевать. Они медленно двигались, переступая с ноги на ногу и поворачивая в воздухе распростертые руки. При этом они улыбались друг другу. Когда танец закончился, гости, сидевшие за столами, начали аплодировать. Все улыбались. И тут я увидел происходящее в совершенно другом свете. Я вгляделся в лица людей — они были добродушны и веселы. Во всем ресторане я ни у кого не увидел угрюмого выражения. Да, они все говорили очень громко и жестикулировали, но при этом их эмоции были чисты и светлы. А еще за весь вечер в шумном ресторане я не услышал бранного слова. Мы провели в «Ноте Азии» много времени. Пили пиво, ели мясо, слушали красивые восточные мелодии. Мимо нас ходил сын хозяина, и на широком подносе в его руках покачивался свежезаваренный чай, налитый в небольшие хрустальные чаши. Я смотрел на лица людей, сидевших вокруг, и на меня постепенно снисходило то самое умиротворение, которого я так ждал долгими городскими буднями. Мне было хорошо и спокойно.

IMG_1986