Пропавший в Эссо

Часто в жизни случаются события, находясь в гуще которых, испытываешь полный набор негативных ощущений, а по окончании действа находишь его забавным и уморительным. Именно такая история произошла с нами темной морозной ночью на Камчатском полуострове.

Лёня НЕМОДНЫЙ 

Пропавший в Эссо

Наше путешествие по Камчатке было в самом разгаре. После многочасового движения по обледенелым грейдерам и зимникам мы добрались до селения Эссо, что находится практически в самом центре полуострова. Населенный пункт интересен не только своим географическим положением, но и тем, что населен коренными жителями края. К тому же поселок отапливается водой из термальных источников и почти в каждом доме есть бассейн, наполненный горячей водой того же происхождения.

IMG_4028_resize

Такой бассейн имелся и во дворе гостевого дома, в котором мы остановились. Следует ли уточнять, куда именно мы отправились сразу по прибытии? Правильно — в теплый санузел. Зато сразу после него — в бассейн. Там даже образовалась некоторая давка. Дело в том, что посещать зимой термальные бассейны можно только трезвым, потому как перепад температуры от минус 25 градусов по Цельсию на улице до плюс 42 в бассейне — очень серьезная нагрузка на сердце. Тут лучше не рисковать, поэтому все торопились быстренько накупаться и переместиться в просторный обеденный зал. Где мы стремительно создали уют, а именно повесили на стену флаг клуба и равномерно расставили по столу еду и напитки. Дальше все по привычной схеме. Тосты за дружбу между московскими и петропавловсккамчатскими джиперами. Веселые и громкие песни под гитару, очень веселые и очень громкие песни без гитары, спорадический треп на разные темы. Да что я вам рассказываю, сами, что ли, никогда не сидели за праздничным столом в компании друзей?

Я сейчас принесу!

 И вот в разгар очередного анекдота, который я не то рассказывал, не то слушал… или это вообще была песня… не помню уже, да и не важно это, главное, что я был сильно занят. Так вот, в самый разгар того, чем я был занят, ко мне подходит Виталик и говорит: «Леня, водка кончилась, я пойду еще принесу». Я киваю, мол, давай, и тут же забываю как о полученной информации, так и о самом Виталике.

IMG_4010_resize

Праздник жизни продолжается с неменьшим размахом, и тут меня снова отвлекают, на этот раз Оля Журавлик — жена Виталика: «Леня, а куда ты Виталика отправил?» «Никуда, — говорю. — Он сам пошел, за водкой». «Как за водкой?! Какая водка?! Сейчас три часа ночи». «Ну так он наверное в машину за ней пошел», — смущаюсь я и начинаю постепенно выходить из образа озорного гуляки, превращаясь обратно в серьезного и строгого руководителя группы. Так себе метаморфозка, наоборот куда приятнее было.

И вот я снова я, и в голове моей со всей очевидностью проступает мысль, что один из товарищей, совершенно пьяный, ушел в ночь на поиски водки в поселке оленеводов, затерянном среди камчатских сопок, и его нет уже около часа. «Так, Оля, звони ему». — «Я звонила, он говорит, что где-то идет, но где, не знает. Надо идти его искать». — «Ну, телефон работает — это уже хорошо, не волнуйся, сейчас разыщем. Так, ребята, Вит пропал. Кто готов идти искать?»

Поисковый отряд собрался моментально. Я, встревоженная Оля, веселящийся Ярослав, заинтересованный происходящим Саша и в качестве представителя камчатских джиперов — в дым пьяный Расул.

Поиски в ночи

   Идем. Снег скрипит под ногами и искрится в свете налобников. Улица освещена, но фонарные столбы встречаются столь редко, что более правильным словом будет не «освещена», а «промаркирована». Оля звонит Виталику, тот вне зоны. Мороз крепчает. Похоже, что уже за тридцать перевалило. Ох, не нравится мне все это. От невеселых мыслей меня отвлекает Расул, он произносит что-то нечленораздельное и падает в сугроб. Поднимаем. На ногах стоять может, но его дальнейшее участие в спасательной операции лишено смысла. Отправляем Расула обратно в сопровождении Саши.

Снова бредем куда-то по длинной улице, то и дело поворачивая на ее изгибах. Тут Ольга все же дозванивается Витальке и дает трубку мне. «Але, Вит, ты где, папуас?» — «Да я тут пошел за водкой, но магазина что-то не нашел, в общем, я обратно иду, но кажется, я прошел или не туда свернул». — «Я тебя понял, подожди секунду». Смотрю вперед. В полукилометре возвышается труба, опоясанная красными огоньками. «Алло, ты трубу с огнями видишь?» — «Ага, вижу». — «Она далеко от тебя?» — «Да, нет, метрах в пятистах». — «Иди к ней, мы тоже сейчас подойдем, там и встретимся. Как принял?» — «Принято, идти к трубе. Там встретимся». И тут связь пропадает. Но информация получена, осталось дойти до трубы. Я поворачиваюсь, чтобы посмотреть, как там Ярослав. Тот спокойно идет в нескольких метрах позади нас, размышляя о том, чего ради он поперся спасать Виталика вместо того, чтобы сидеть за столом и веселиться. И тут я перевожу взгляд на пейзаж за спиной Ярослава и цепенею… В паре километров от нас стоит точно такая же труба с абсолютно идентичными огоньками. Ольга тоже смотрит на нее и испуганным голосом спрашивает: «Леня, а он точно к ближней трубе придет, а не к той?». Хороший вопрос, спасибо за вопрос. А я откуда знаю?! «Журавлик, не волнуйся, он придет к нужной трубе, все будет хорошо».

Тут из темноты слышится топот. Звук нарастает. И вот из-за поворота на нас вываливается Расул. Он останавливается, едва не протаранив нашу компанию. Счастливо улыбается и падает в сугроб. «Ярослав, мне кажется, это все уже было». — «Да, жизнь движется по кругу».

Тут к нам подходит Саша: «Извините, друзья, он от меня убежал». Чтобы избежать необходимости комментировать происходящее, я отвернулся от команды спасателей и вперил взгляд в непроглядную мглу. На поверку мгла оказалась не такой уж и непроглядной. В небольшом отдалении от нас в воздухе покачивалась светоотражающая полоска. Точно такая же, как на куртке Вита. Полоска приближалась, и через некоторое время стало возможным разглядеть двигавшегося непосредственно за ней Виталика. Он шел покачиваясь, но уверенно и целенаправленно, аккурат в сторону нашего рандеву у трубы.

«Виталя, иди сюда!» Полоска изменила направление движения и стремительно заковыляла к нам. «Давай, давай, иди, тут у Журавлика к тебе вопросы накопились». Полоска замерла, покачалась в задумчивости и все же направилась к нам, но уже не так стремительно.

Вит и Расул были отправлены в сторону дома под конвоем Оли и Саши, а мы с Ярославом зачем-то остановились на минутку полюбоваться видом. Не помню, что мы там рассматривали, но, когда обернулись, пелетон уже скрылся из виду.

«Ярик, а нам куда?» — «Слушай, я не помню точно, но похоже, что по этой улице до упора». — «Тогда потопали». Какое-то время мы шли молча, наслаждаясь ночной тишиной. «Ярик, а мы через реку переходили?» — «Какую реку? Нет, не переходили». — «Тогда зачем мы ее сейчас переходим?» — «Хм… Давай вернемся».

В общем, не буду утомлять читателей описанием поисков жилья. Тем, как мы бродили по ночным улицам, ища нашу улицу и наш дом. Не стану рассказывать и о том, как заприметили вдалеке местную жительницу, непонятно почему оказавшуюся в сей предутренний час на улице, о том, как я бежал за ней, чтобы спросить, где мы оказались, а она уходила от меня проулками и дворами, как опытный разведчик от слежки. Скажу лишь, что, когда мы с Ярославом все же нашли наш дом, все мои заранее заготовленные шутки на тему Виталика, заблудившегося в трех соснах, как-то потеряли актуальность.

IMG_3995_resize

Это еще не все

Утро настигло меня уже ближе к обеду. Я вылез из постели, обнаружил, что одеваться мне не надо, ибо вся одежда на мне, после чего проследовал в обеденную залу. Там было пустынно, я бы даже сказал, что совсем никого не было, если бы не Дима Дмин, который сидел в углу с самым что ни на есть прискорбным выражением лица. «Димон, здорово! Чего грустный такой?» — «Да фигли радоваться-то? У меня фотоаппарат стащили». — «Да ты что, с ума сошел? Кто стащил-то? Я? Или, может быть, Ярик?» — «Да причем тут вы? Это участковый спер, мне его рожа сразу не понравилась». — «Какой участковый, Дмин, ты не в себе, что ли?» И Дима поведал мне душераздирающую историю о том, что после нашего ухода на поиски Виталика камчатские парни не остались безучастны и отправились к местному участковому, заявили о пропаже человека, в свете чего предложили немедленно развернуть спасательную операцию с вертолетами и оленьими упряжками. Участковый проникся, но поднимать оленей по тревоге не стал, а вертолета у него вообще никакого не было, поэтому он просто вернулся с ними в наш гостевой домик, выпил водки, посочувствовал общему горю и отправился обратно к себе, перед уходом попросив держать его в курсе, если вскроются новые обстоятельства дела.

«Так что я тебе точно говорю, он мой фотик и попятил, как пить дать». «Дима, да хорош уже, поищи получше, валяется небось где-нибудь твоя «мыльница», — задумчиво ответил я. В голове все еще пытались как-то разместиться участковые и олени на вертолетах. Но Димка был непоколебим: «Это участковый! Больше некому».

Истории о беспринципных местных милиционерах, отбирающих у несчастных путешественников кровью и потом заработанные фотоаппараты, за пропажу которых их по возвращении домой убьют жены, мне и вновь проснувшимся пришлось слушать еще несколько часов, пока из своей комнаты не вышел заспанный Виталик, который протянул оторопевшему Диме его фотоаппарат со словами: «Ты вчера так напился, что фотик на столе забыл. Я его к себе убрал, чтобы он не потерялся».

 

IMG_4005_resize