Звуки в ночи

Вы, наверное, думаете, что мужская дружба проверяется годами и невзгодами? Бывает и так, но недавно я выяснил, что куда более сильным испытанием может стать ночь в машине, когда два старинных товарища своим богатырским храпом мешают спать друг другу.

текст: Лёня НЕМОДНЫЙ

 

Звуки в ночи

История о мужской дружбе

 

Поехали мы клубом в лес отмечать старый джиперский Новый год. Покатались по заснеженному оврагу, побуксовали, полебедились, потом устроили вечерние посиделки, плавно перетекавшие в ночные. Народ, который ночевать в лесу не планировал, постепенно разъехался по домам, осталась небольшая кучка-могучка. Еще некоторое время пофестивалили — посмеялись, вспоминая забавные случаи из нашей экспедиционной жизни, посмотрели свежее внедорожное кино, нашли заблудившуюся в трех соснах под действием самбуки Катю, после чего начали готовиться ко сну.

Поскольку зима отличается от лета в основном тем, что поверх травы лежит снег и очень холодно, мы не стали разбивать палаточный лагерь, экипажи постелили себе в своих боевых конях. В мой экипаж входил Олег по прозвищу Молодой. Не то чтобы он был сильно юн, такой же, как и я, сорокалетний балбес, просто в далекой юности, когда мы с ним были учениками 10 «А» класса, он имел обыкновение, завидев на улице девушек нашего возраста, кричать им: «Эй, молодые неопытные, стоять-знакомиться!». Не то чтобы девушки часто слушались (по правде сказать, никогда), но прозвище прилипло к нему с тех самых пор, и похоже, что навсегда.

Притащив с собой друга, я по закону Экзюпери не мог бросить его среди холодного леса, но обязан был обеспечить кров. Разложив сидения своего пикапа, я превратил салон в две односпальные кровати, сверху постелил спальники и положил подушки, — чем не люкс? Предусмотрительно включенный автономный обогреватель довел температуру в салоне до более чем комфортной, и мы, пожелав друг другу спокойной ночи, отправились в царство Морфея.

Холод не тетка

 

Проснулся я через пару часов от холода. Дело в том, что обогреватель у меня не салонный, а предпусковой, поэтому, зараза, работает сорок минут, после чего считает свою задачу выполненной и вырубается. Температура падает, я просыпаюсь, нажимаю кнопку, прибор снова включается, становится тепло. Я засыпаю, через сорок минут он выключается, становится холодно, я просыпаюсь, нажимаю кнопку… ну и далее по тексту. Конечно, давно уже надо поставить отопитель салона и не париться этими постоянными включениями, но фен стоит некоторое количество дензнаков, а деньги — это очень странный предмет. Когда они есть, то их сразу нет, поэтому временно (третий год) я пользуюсь в процессе зимних ночевок жидкостным подогревателем.

И вот я проснулся от холода, вытащил руку из спальника, нажал кнопку и собрался вернуться к прерванным сновидениям, но Молодой вдруг застонал, стон перешел в прерывистый хрип, и внезапно все стихло. Помер, что ли, подумал я, эх, не вовремя-то как, посреди ночи и к тому же в моей машине. Тут стон и хрип повторились чуть в другом тоне, но так же громко и мучительно. Храпит, гад, понял я. Ну пусть храпит, хорошо ему, наверное, мне-то что? Оказалось, что мне как раз есть «что». Эта здоровая косматая детина храпела так аритмично, громко и с чувством, что я никак не мог уснуть. Но усталость все же взяла свое, я заснул. Не знаю, сколько я спал, но, похоже, недолго. Я даже не понял, что меня разбудило. С пассажирского сидения снова раздались мерзкие крики баньши, и я минут 15 учился не обращать на них внимания, но как только впал в забытье, меня снова что-то разбудило. Я ждал сна, но он не шел. В конце концов то ли чтобы как-то себя развлечь, то ли дабы выразить свои чувства, я тихо спросил боковое стекло, в которое смотрел в данный момент: «Молодой, ты заткнешься когда-нибудь или нет?». На что, к моему великому удивлению, получил немедленный ответ: «Чего, старенький, храплю, да?» Голос при этом у Олега был такой, как будто он и не спал вовсе: «Храпел?» — «Нет, Олег, ты не храпел, ты орал». — «А делай, как я: когда ты начинаешь храпеть, я машину качаю и ты сразу замолкаешь». И тут я осознал, что меня будило. Эта редиска, как только я засыпал, качала машину, от чего я мгновенно просыпался, сказывалась экспедиционная привычка, усугубленная двумя серьезными авариями. Ну, думаю, ладно — сейчас мы в двое ворот в эту игру поиграем, фиг ты у меня похрапишь тут. Я уснул с улыбкой на губах.

Бортовая качка

Спал я недолго и проснулся, уже понимая от чего: машина еще качалась по инерции. Не прошло и десяти секунд, как Молодой снова захрапел. Молодец какой, подумал я, как быстро уснул. Ну сладких снов! Я со всей силы качнул машину. Храп на мгновение прервался и продолжился с той же силой. Неудовлетворенный достигнутым результатом я качнул машину еще сильнее — ноль эмоций, один храп. Ах так, подумал я, ну держись, гад! Я уперся одной рукой в сидение, а другой взялся за ручку двери и начал раскачивать свой пикап изо всех сил. Что вы думаете? Храп не прерывался ни на секунду, похоже, я его попросту укачивал. Так мне его не одолеть. Но как же быть? Мне тоже надо поспать. Я повернулся на правый бок и приступил к изучению противника и поиску слабых мест в обороне. Тут мне пришла в голову отличная идея. Я плавно нажал откинутую спинку пассажирского сидения и резко убрал руку. Эффект превзошел все мои ожидания, голова Молодого подлетела в воздух и возвратилась на исходную позицию, ударившись о спинку. Храп прекратился. Сквозь полуприкрытые веки я с упоением наблюдал за всклокоченной головой, озирающейся по сторонам в тщетных попытках разобраться, что потревожило сон. Ну что, Олег, удивляешься? Не можешь понять, что же это тебя сейчас разбудило? Добро пожаловать в мой мир. Теперь главное — успеть уснуть, пока ты предаешься размышлениям. Ес! Я успел! И меня тут же разбудило покачивание машины… «Я что, храпел, Олег?» — буднично и спокойно спросил я. «Да, но ты не переживай, ничего страшного, мне если сильно мешает, я…» — «Знаю я, что ты. Понял уже».

Больше я не трогал его сидение, поняв, что, разбуженный, он мешает мне еще больше, чем спящий. Припомнив все, что когда-либо читал об аутотренинге и самовнушении, я некоторое время объяснял себе, что если человек хочет спать, то ему не в силах помешать посторонний шум. Не знаю как, но это сработало, вот уже пару раз я просыпался исключительно для того, чтобы нажать кнопку включения подогревателя. Храп Молодого ушел на второй план и стал неким фоном, как шум ветра за окном и шорох падающего на машину снега. Единственным несанкционированным пробуждением стало неудачное стечение обстоятельств, благодаря которому мы, ворочаясь во сне, одновременно повернулись лицом друг к другу, вследствие чего я проснулся от водочных паров, которые на меня активно выдыхал мой любезный друг. Я повернулся на другой бок и, уткнувшись носом в обшивку двери, вернулся в мир предутренних сновидений.

Утром были завтрак, сборы лагеря и мои рассказы о тяготах совместной ночевки с человеком-оркестром. Молодой в свою очередь так же делился своими воспоминаниями о моем жутком храпе, который не давал ему спать всю ночь. Мы громко смеялись по этому поводу. Находясь в приподнятом настроении, я подумал о том, что настоящий друг может иметь свои недостатки, например пронзительный и уродский храп, но это совершенно не причина для того, чтобы разрывать отношения, связывающие нас больше двадцати лет. Ну храпит человек, и что? Все равно я буду брать его с собой в поездки, когда в рабочем графике для этого будут окна и у меня в машине будет свободное место. И мы точно так же будем колесить по бездорожью, а затем пьянствовать у костра. Просто спать он будет в палатке, или в кунге пикапа, или на стуле у костра, в общем, где угодно, но не в моей машине. И, додумав эту мысль, я улыбнулся ему еще шире.