Тойота в разлив

Очередной рассказ о коротком приключении, случившемся по причине запаздывания реакции мозга на действия рук, державших руль, и ног, давивших на педали. А может быть, виной всему наша неистребимая тяга к неизведанному, сдобренная рассказами Жюля Верна о бесстрашном капитане и его подводной лодке, уверенно бороздившей просторы Мирового океана.

текст: Лёня НЕМОДНЫЙ

  Тойота в разлив.
Короткая, но очень поучительная история

 Было дело в майские праздники, в преддверии Дня Победы. Мы возвращались домой, проведя две недели в степях Казахстана. В запасе еще оставалось два так и не потраченных резервных дня, которые мы решили провести на берегу Волги близ Волгограда, напротив Мамаева кургана. После непродолжительного перегона от Астрахани мы выехали к матушке реке. Нам оставалось лишь съехать с трассы и выехать на берег, где разбить лагерь. Казалось бы, что может быть проще?

Водный мир

Мудрый GPS-приемник дорогу к тому месту, куда мы хотели попасть, знал очень примерно. Похоже, он, так же как и мы, был здесь впервые. Сначала мы петляли между садовыми участками и дачами, потом и то и другое закончилось, начались перелески, а затем внезапно кончилась дорога. В том смысле, что она просто ушла под воду. Нет, это была не глубокая лужа, ручей или речка, а собственно Волга. Мы заехали на территорию разлива. Впереди насколько хватало глаз простиралась вода. В первый раз за все время пути я согласился с навигатором, утверждавшим, что дальше дороги нет и нужно при первой же возможности развернуться.

Заложив петлю по лесу, мы выехали на другую дорожку, ведущую в нужном направлении. Примерно на том же удалении от берега, что и в прошлый раз, мы снова оказались у воды, но теперь помимо леса и уходящей под воду дороги в пейзаже участвовали бетонный забор, непонятно как оказавшийся в этом лесу, и три УАЗа, один с открытым капотом, а также суетящиеся около последнего люди. Они были «выпимши» и одеты в забродники. Поскольку при них не было ни удочек, ни ружей, я сделал единственно правильный вывод — это местные джиперы. Мы остановились и завели с парнями приятную беседу, в ходе которой выяснилось, что у них тут импровизированные покатушки и сейчас они «немножко залились» и ищут искру. Я, как неоднократный в прошлом владелец УАЗов, искренне им посочувствовал и пожелал всяческих успехов, потому как не понаслышке знаю, что поиск пропавшего электричества в утопленном УАЗике может продолжаться любое количество времени и даже только что найденная искра имеет много шансов снова потеряться в любую секунду. Заодно я поинтересовался у парней, ведет ли эта дорога к берегу и можно ли по ней проехать. Оглядываясь назад, могу со всей самокритичностью сообщить, что надо быть крупным идиотом, чтобы задавать вопросы, ответы на которые и так очевидны. То, что эта дорога ведет на берег, становится понятно при первом же взгляде на навигатор (а на него я смотрел часто и подолгу), а то, что тут нельзя проехать, наглядно иллюстрирует УАЗ с открытым капотом и копошащимися вокруг джиперами. Но я все же задал оба вопроса и тут же получил на них утвердительные ответы. Дорога, мол, действительно ведет к тому месту на берегу, в которое мы стремимся, а проехать туда можно запросто: сначала тут по пояс, потом дорога повернет — там будет чуть поглубже, а потом дальше нормально.

Подошел Виталик: «Леня, ну чего делать-то будем?» — «А что, давай пробовать, судя по тому, что говорят ребята, мы тут должны проехать». Вит кивнул и пошел спускать колеса.

Стравились быстро, мы же матерые джиперы, у нас дефляторы «арбешные», так что минута — и в колесах пол-атмосферы. Нам бы еще что-нибудь такое для стимуляции работы мозга прикупить, жаль, ARB не производит. И вот мы в машине. Виталька за рулем, я рядом, весь из себя уверенный, что мы все делаем правильно, говорю в рацию, чтобы остальные за нами не совались пока, и мы трогаемся. 

Подводная езда 

Поначалу все идет хорошо, лужа действительно не сверхглубокая, сантиметров 70—80, аккурат по бампер нашей лифтованной восьмидесятой «Тойоте». Идем спокойно в натяг, ровненько, гоним перед собой небольшую волну, все штатно. А вот и поворот, скрываемся из вида ожидающей группы. Глубина постепенно начинает увеличиваться. Воды по фары. Едем. По капот. Едем. Капот скрывается под водой. Обороты лезут вверх, Виталик начинает переключать передачи и работать педалями. «Леня, мы, похоже, роем» — «Мы не роем, мы плывем, оставь педали в покое».

Вит поворачивается ко мне и произносит сакраментальную фразу, уже сотни раз слышанную мной в подобных ситуациях от многоуважаемых соратников: «Что делать дальше?». И тут у меня появляется озорная мысль изобразить на лице гримасу ужаса и заорать: «А-а-а, мы тонем!!! Тонем!!! Виталя, мы все умрем!!!! А-а-а!!!». Для того чтобы совладать с собой, мне потребовалось титаническое усилие: если бы я не сделал этого, Виталика, первый раз плывущего не на матрасе, а на собственном автомобиле, мог бы хватить удар. Но я сдержался и спокойно ответил, что надо подождать, пока машина утонет. Судя по выражению лица моего компаньона, он расценил ответ как циничную шутку, поэтому потребовались дополнительные разъяснения: как только машина наполнится водой и встанет на дно колесами, снова появится возможность совершать управляющие действия.

Машина медленно плыла по течению, мотор под водой работал беззвучно, тихо журчала наполняющая салон вода, а я думал о том, что у нас на полу валяется куча вещей, которым водные процедуры строго противопоказаны, да и шмотки в багажнике вряд ли выйдут сухими из воды. Тем временем машина встала на колеса и перестала погружаться. До чего все же холодную воду наливают в весенние реки!

«Ну чего, вперед или назад?» — спросил Вит, сохранявший достойное всяческих похвал хладнокровие. Я посмотрел вперед. Двухметровый бетонный забор, вдоль которого мы ехали, сейчас торчавший из воды сантиметров на сорок, впереди скрывался полностью. «Я думаю, давай-ка выезжать назад».

Задняя передача, аккуратно отпущенная педаль сцепления, ни грамма газа — и вот наша амфибия начинает плавное движение назад. Через несколько десятков метров мы выезжаем на мелководье, где глубина меньше метра и вода едва закрывает нам пороги. «Виталька, продуваем балласт!» Мы открываем двери, и из машины мощным потоком извергается вода. «Темза, сэр!»

Разворачиваемся — многоходовая комбинация среди подводных кустов, надводных деревьев и бетонного забора. Едем обратно, машина покрыта тиной, мокрой травой и различным речным мусором.

Кошусь на Вита. Вижу, что он точно так же косится на меня. Начинаем ржать. Не смеяться, не хихикать, а именно ржать, громогласно и от души, так, как могут только люди, полностью осознавшие всю глубину идиотизма только что совершенного поступка. У нас несколько минут до возвращения к остальным, когда есть возможность посмеяться над собой сольно, и мы реализуем ее по полной программе.

IMG_7614