Как "буханку" спасали

Об этом случае мне поведал Жека Ходос — мурманчанин, обосновавшийся в Петрозаводске, и по совместительству мой близкий друг. Сидели мы на берегу Пальеозера, что под Гирвасом, и второй день встречали Первомай. И вот в перерыве между бутылками Жека возьми да и расскажи эту историю, которая мне очень понравилась. По возвращении домой я решил изложить ее на бумаге, но выяснилось что я толком ничего не помню. Тогда я позвонил Жеке и попросил его прислать мне по почте основные тезисы по которым я смог бы восстановить цепь событий. В результате Жека прислал мне практически готовый рассказ, который я и размещаю здесь.

текст: Леня НЕМОДНЫЙ

  Как «буханку» спасали.
Старая история о недалеком прошлом 

Произошло это в начале далеких девяностых в 50 км от Петрозаводска, в самой что ни на есть настоящей тайге. Однако обо всем по порядку. Жил-был в Петрозаводске добродушный увалень, свой в доску парень по имени Вадим больше двух метров ростом и весом 170 кг. Друзья звали его Зайчиком, потому что как его еще назвать? У Зайчика был лучший друг Миша по прозвищу Каспер. Обоим парням на момент повествования еще не исполнилось и двадцати лет. Со всей силой, на которую только способен юношеский максимализм, они были уверены в том, что являются первопроходцами офф-роуда Карелии и вообще мегапутешественниками, потому что ездят по лесам! Оба парня из приличных и обеспеченных семей, имеют права и, что немаловажно, машины: у Миши — «Нива», а Зайчику мама купила новенькую (!) «буханку». Вообще-то она ее приобрела для работы — по делянкам мотаться (женщина всерьез занималась лесным бизнесом), но формально подарила сыну. В общем, ни разложить ее, ни потерять он права не имел.

И вот, значит, в пятницу чуваки поехали в лес — одной «буханкой», покататься по лесовозным усам. Лесодобытчики имеют привычку засыпать какую-нибудь канаву бревнами и по ним ее преодолевать. Лес вывозят только зимой, соответственно такая переправа подмерзает и стоит как бетон. Наши друзья нашли какую-то очень большую канаву, засыпанную бревнами с прошлого года, и решили по ней проехать. В результате бревна разъехались, и машина уселась насмерть.

Парни бились за жизнь очень серьезно, но безрезультатно. Бревна проворачивались, дыбились, и «буханка» уходила в глубь этой бездонной канавы. Вскоре друзья поняли, что шансов выбраться самостоятельно у них ноль. И тогда из города был высвистан третий корешок на машине. Он приехал на место и отвез Мишу в город, где тот сел в свою «Ниву» и вернулся вытаскивать «буханку». «Нива» короткая, лебедки, разумеется, нет, да и откуда ей взяться в Карелии начала девяностых?.. Как следствие, и эта машина уходит под бревна и оказывается рядом с «буханкой». Конец рабочей недели, пятница, вторая половина дня. Надо что-то делать! Других джиперов в Карелии нет. Трактор в ближайшей деревне не найти, потому что в такое время там вообще уже никого не найти. 

И тут Зайчик вспоминает, что у его папы, подполковника и начальника всей радиосвязи МВД Карелии, в управлении стоит ГАЗ-66 — передвижной пункт связи. «Шишига» пребывает в вечном резерве, то есть точно не занята. Звонок папе приводит к тому, что тот обкладывает корешей матом. Оказывается, машина эта демонстрационная, в ней все работает, и, когда приезжают комиссии, ее обязательно показывают, но за ворота управления она выезжает раз в год на парад 9 Мая. То есть автомобиль дорогу видит крайне редко, а если видит, то главным образом асфальтовую, соответственно сержант, к ней приписанный, тоже. Все остальное время боец ее моет и красит. Но отказать в помощи подполковник не решается, так как понимает, что, если сын вернется без «буханки», мама-бизнесмен разнесет на молекулы все и вся, невзирая на чины, звания и вес. В результате мероприятие оформляется как боевые учения, и сержант получает задание ехать в лес выручать сына начальника. Пятница, вторая половина дня, у служивого — день рождения и два выходных впереди. Конечно же, его удивлению и возмущению нет предела, но, получив волшебный начальственный пендаль, он устремляется на помощь Зайчику. Когда именинник дорулил до места битвы, он был счастлив, потому как даже не предполагал, что эта машина так может ездить по лесу. Солдат за час стал полноценным джипером. Вот только день рождения срывается…

Размотали лебедку, вытащили «Ниву». Разматывали, естественно, Каспер и Зайчик, боец не знал как. После этого сержант изрек фразу, полную сакраментального смысла: «Давайте сейчас БЫСТРЕНЬКО выдернем «буханку» — и домой. У меня уже гости за столом сидят!» Произнеся это, он решил подъехать поближе к застрявшему «уазику» и, разумеется, сел на бревна так, что всем сразу стало понятно: это навсегда. Пятница, вечер, на сержанта больно смотреть…

Безвыходность ситуации подстегивает мозговую деятельность, и Зайчик вспоминает, что в отряде петрозаводского ОМОНа есть новенький БТР. Надо звонить! Номер телефона, естественно, никто не знает. Спросить у папы парень не решается, ибо, если папа, подполковник МВД, узнает, что его любимая и единственная полностью работающая передвижная показная радиостанция сидит в лесу без надежды выбраться, он приедет сам и застрелит как корешей, так и сержанта два раза. На импровизированной производственной летучке решают папе не звонить. И тут озаряет Каспера: «А на фига вообще надо звонить? Ведь у нас «мегасуперпуперрадиостанция» в кунге, а позывной дежурной части петрозаводского ОМОНа сын начальника радиосвязи МВД Карелии, конечно же, знает. Аллилуйя!!!

Залезли в грузовик, раскочегарили радио, и давай сканировать частоты и у всех спрашивать, где живет ОМОН. Наконец нашли. Беседа состоялась примерно следующая:
— Але, ОМОН?
— Ну, ОМОН.
— А у вас БТР есть?
— Ну, есть.
— А вы не могли бы приехать вот сюда, вытащить нас?
— Ну, в принципе могли бы, а на фига? И вообще вы кто и как на эту частоту попали?

Тут идет пересказ всей истории с упоминанием звания и фамилии папы. В общем, весь упор на то, что надо спасти штабную «шишигу» и «буханку» заодно.
— Ладно, — говорит ОМОН, — сейчас заправимся и выезжаем.

И тут в радиоэфир врывается третий незнакомый голос:
— Вы это куда, долбоклюи, собрались?

Оказывается, большой брат (ФСБ) очень любит слушать ментовские волны, точнее, просто обязан их слушать и писать. И эфэсбэшники просто обалдели, узнав, что в пятницу вечером по городу Петрозаводску собирается ехать омоновский БТР спасать штабную «шишигу», неизвестно как оказавшуюся в лесу. Точнее, известно, так как Зай чик все в эфир и выдал с именами и званиями. В общем, разговор как-то сам собой сошел на нет.

Парни поняли, что, если вернутся без «буханки», мама убьет, а если не спасут ГАЗ-66, папе просто жопа… нет, не так: Ж О П А!!!

Сержант уже ничего не соображает, ибо день рождения окончательно промумлен. И вдруг взгляд друзей падает на переднюю ось грузовика. Они видят на нем зацепы для троса, дабы «шишка» сама себя вытащить смогла. Юные джиперы даже начинают догадываться, для чего эти зацепы нужны. Спрашивают у сержанта: тот в абсолютном космосе, зацепы эти видит впервые, а как ими пользоваться, он никогда и не знал. В общем, достаточно быстро парни вытаскивают на тросах ГАЗ-66 и, бросив «буханку» в лесу, уезжают в город.

В это время в кабинете папы раздается телефонный звонок:
— Але, это такой-то?
— Да.
— Я дежурный ОМОНа капитан такой-то.
— Твою мать, пятница, вечер, конец рабочего дня, чего тебе надо?
— Ну, мы БТР заправили, нам всетаки выезжать?
— Какой еще на хрен БТР?
— Ну, наш.
— Вашу мать, и куда вы собрались на нем выезжать?
— Ну, в лес.
— На хрена?
— Ну, сына вашего спасать!
— От кого?
— От бревен, заодно и «шишку» вашу вытащим.
— БЛЯДЬ!!!

В результате БТР никуда не поехал, парни вернулись в управление к папе на «шишиге» и «Ниве». Получив от родителя немыслимых звездюлей, договорились о следующем: Зайчик ночует у Миши, потому что для мамы они в лесу, ибо возвращаться домой да еще без новой машины равнозначно гибели. А завтра они достают «буханку» сами и как хотят. Папа же как ни в чем не бывало идет домой и до вечера субботы панику не поднимает. На этом и разошлись.

Ранним субботним утром Миша с Зай чиком рванули в лес. А ночью очень здорово подморозило. Зайчик забрался в кабину «буханки», завел, дабы прогреть, и от нечего делать решил еще раз попробовать выскочить — и… спокойно выехал. Примерзшие бревна не прокручивались, а лежали спокойно.

Это мог бы быть полный хеппи-энд, если бы не следующее.

В понедельник «большой брат» доложил министру МВД Карелии о переговорах открытым текстом на секретной частоте с участием сына начальника радиосвязи МВД Карелии Зайчика и дежурного ОМОНа. В среду папа получил предупреждение о неполном служебном соответствии с лишением месячных премий на полгода. Что стало с оперативным дежурным ОМОНа, неизвестно, но вряд ли его отметили значком за безупречную службу. Сержантводитель за незнание матчасти был разжалован в младшие сержанты и переведен на дежурный «уазик» с режимом две ночи-выходной. Мама же на протяжении еще десяти лет ничего не знала об этой истории.