Карелия. Осударева дорога.

Это повествование о шести днях проведенных в карельской тайге посвящается тем, кто презрев комфортабельные оковы цивилизации отправился неведомо куда невесть за чем.

текст: Лёня НЕМОДНЫЙ
фото: Игорь Георгиевский

ОСУДАРЕВА ДОРОГА 2006

2006 10 08_018

Почему мы оказались здесь? Что это – генетически заложенная тяга к странствиям или прочтенные в детстве книги о путешествиях наконец прорезались сквозь подсознание и дали подобный эффект? Да, пожалуй, ни то ни другое. Просто размеренно-рваный ток жизни и громадьё рутинных дел задолбали окончательно. Захотелось отправиться в далекое путешествие, превозмочь тяготы пути и надышаться воздухом странствий. И превознемогли, и надышались, но об этом позже. А пока плотной колонной мы вваливаем по гладкому как зеркало карельскому асфальту изредка прерываемому затяжными участками рытвин и колдобин ограниченных табличками «ремонт дороги».
Мы - это любители активного отдыха на бездорожье из Москвы, Санкт-Петербурга и Петрозаводска. Возглавляет колонну ваш покорный слуга на портальном детище Ульяновского автомобильного завода, следом за мной идет дружная компания ребят из Питера на разнокалиберном автопарке японского производства и в арьергарде – «буханка» и «шишига». Что характерно, все отечественные автомобили принадлежат организаторам. Но это еще не все. За Повенцом нас ожидают три квадроцикла и L200 геокешера из Москвы Димы, по прозвищу Скиталец.
В Медвежегорске делаем остановку у магазина. Питерцы путем хитрых манипуляций с калькулятором вычисляют, что для комфортного времяпрепровождения им не хватает несколько литров водки. Зная объемы уже закупленного спиртного, я начинаю несколько волноваться за здоровье участников,  но кто я такой, чтобы учить жить других, а тем паче мешать им культурно отдыхать. Я – не проповедник и не врач. Я – организатор клубной деятельности клуба 4х4, и моя задача в том, чтобы провести группу по маршруту, не оставить в цепких лапах бездорожья автомобили участников и при этом еще провести мастер-класс внедорожного вождения для инструкторов Северо-Западного отделения Russia Discovery. Где в этом списке контроль за употреблением алкоголя? Нет такого пункта! Ну так пусть и пьют на здоровье!
Пока я размышлял над эти отвлеченные темы, народ вернулся из магазина, весело позвякивая содержимым пакетов. «Народ, по машинам! Поехали!»
И вот дорога в своей асфальтовой ипостаси прощается с нами до Беломорска, а на смену ей приходит разбитый грейдер. Подвеска стоически глотает выбоины, сигнализируя мне посредством рвущегося из рук рулевого колеса, что ей это все не очень нравится.

2006 10 07_097

А вот и квадрики стоят на обочине, а на них – седоки, задубевшие, голодные и злые. С чего бы это? Мы и опоздали-то всего на тройку – другую часов…
Едем дальше. У моста через реку Выг к колонне присоединяется последний участник. Проезжаем вдоль реки несколько километров и встаем на ночевку.
Час лагерной суеты а вот и ужин. Что может быть лучше, чем вкусная горячая трапеза поздним вечером среди густых лесов под шум недалеких порогов? Я отвечу вам: все вышеперечисленное да под рюмочку спиртосодержащую. И это было.
Верещание будильника (единственной доступной функцией средь диких мест) вырвало меня из мира грез и мгновенно погрузило в утренние лагерные заботы. Точнее не мгновенно, сначала надо потянуться и сказать: «Эх, хорошо-то как!».
А что это за странное ощущение в районе предплечья правой руки? Подношу локоть к лицу и вижу.. методично пережевывая откусанный от меня кусок плоти, на руке сидит здоровая мошка. Здрасте, нафиг! Ты чего, насекомое? Тебе давно в спячку пора - октябрь-месяц! Но мошка никак не проявила понимания момента, лишь смерила меня взглядом фасетчатых глаз, не отрываясь от своего основного занятия -  а именно, поедания меня. Я было хотел сказать вредителю еще пару ласковых, но тут сработал инстинкт самосохранения и ударом ладони я подвел мошкину трапезу к логическому завершению.
Пока завтракали и собирали лагерь, часть инструкторов приступила к сбору лодок. Через пару часов наша группа разделилась на два. Автомобильную команду я повел по берегу, а другая часть народа отправилась к месту ночевки. Об их дальнейшей судьбе вплоть до самого вечера мне сказать нечего, ибо меня там не было, зато об автоколонне  расскажу подробнейшим образом.
Сначала мы шли на север по продолжению вчерашнего грейдера. Потом накатанная дорога кончилась, и мы оказались на тропе, обозначенной на карте, как дорога без покрытия с пометкой «неиспользуемая», что в переводе означает; дороги тут никакой нет, но при желании проехать вполне можно. А желанием проехать мы запаслись с избытком еще перед выездом.
Как только мы оказались на дороге, которой давно не касалось колесо автомобиля, нам под ноги начали бросаться легионы белых грибов. Такого количества грибной элиты я не встречал никогда и нигде. Да и никто из участников экспедиции тоже. Прямо в заросшей колее тут и там торчали десятки шляпок. Сначала мы собирали все подряд, потом не останавливались, а лишь объезжали грибные скопления, чтобы не подавить, а потом уже перестали и объезжать. К этому моменту все свободные емкости были забиты отборными белыми грибами под завязку.

2006 10 09_012

Но, несмотря на снижение интенсивности грибных остановок, скорость продвижения колонны не увеличивалась. Почему? – спросите вы. И я отвечу. В каждом регионе России грунты имеют собственную специфику. Особенность карельского грунта в том, что из него торчат камни. В данном случае, все было хуже – между камнями встречался грунт. Для того, чтобы не порвать машину на сотню маленьких внедорожников, приходилось красться по камням со скоростью задумчивой черепахи. По ходу движения встречались и большие ручьи, мосты, ясное дело, отсутствовали. Одни штурмовали вброд, через другие строили мосты. Уже во второй половине дня мы добрались до давно заброшенной деревни Варожгора. Здесь (пока фотограф и телеоператор с восторженными воплями и камерами носились вокруг полуразвалившихся домов) мы организовали легкий перекус, который был сметен оголодавшими искателями приключений в считанные минуты.
На выезде из деревни конвой разделился. ГАЗ 66 и часть участников отправились в сторону базового лагеря, а вторая половина (то есть мы), свернув с основной дороги, отправились по заросшей дороге к селению Петровский Ям.
Я, работая трелевщиком, валил на УАЗ подлесок, за мной пешим строем двигался оператор бензопилы, а уже за ним по более-менее расчищенной дороге двигались остальные участники. Через несколько часов, полных треска ломаемого подлеска, рыка бензопилы и мата автомобилистов, мы выехали на мыс с полуразвалившимися домами и сваями причала – это все осталось от новой деревни Петровский Ям. Старая покоится на дне Выговерского водохранилища.

2006 10 08_142

Пока обозревали окрестности, стемнело окончательно. Тот, кто никогда не пробирался по гати из полусгнивших бревен в ночном лесу, не сможет понять то многообразие чувств, которое испытывает усталый любитель активного отдыха, когда его верный друг и, по совместительству, транспорт в пятый раз за триста метров пути садится на мосты.
Когда природный запас долготерпения окончательно истощился, мы вдруг выехали на нормальную дорогу. Отсюда и до лагеря уже рукой подать, и ехать можно быстро и… тут Сергей на «шестидесятке» загибает переднюю рессору, да так ловко, что колесо упирается в крыло.

2006 10 08_172

Собирается консилиум из усталых путешественников, на котором принимается решение машину чинить, причем чинить быстро, потому как в этот момент к консилиуму присоединяется холодный осенний дождь. За два часа мы перепробовали громадье способов лечения гнутой рессоры, но самым действенным оказался деревянный чопик, изобретенный и изготовленный Скитальцем. Поместив его между рессорой и рамой, мы добились желаемого эффекта – между колесом и крылом появился достаточный зазор и мы продолжили путь к базовому лагерю.

2006 10 08_180

И буквально через два часа (после полуночи) мы прибыли на стоянку, близ населенного пункта Валдай. Где, скушав миску горячего грибного супа, я забылся спокойным сном человека, сделавшего свое дело и собирающегося снова сделать его завтра.

Утро. Горячий кофе или, там, контрастный душ в качестве катализатора пробуждения – дети по сравнению с мокрыми холодными ботиками. Еще и до шнуровки дело не дошло, а я уже проснулся. Настроение из-за холода и недосыпа было такое, что хотелось срочно кого-нибудь пришибить, но первым, с кем я столкнулся вылезая из палатки оказался руководитель группы Роман Кулешов. Его я бить не стал исключительно из соображений субординации. А еще через несколько минут, отведав горячей кашки и бутербродов вернул себе состояние душевной гармонии и окончательно отказался от мысли мстить окружающим за хмурое утро. Памятуя о моем позднем прибытии в лагерь разбудили меня последним из инструкторов. Лагерь был почти полностью снят. Лодки разобраны и погружены в машины. Сегодня нам предстоял автомобильный перегон, полторы сотни по грейдерам до места ночевки близ заброшенного селения Руйга стоящего на одноименной реке в нескольких от побережья Белого моря.
Еще до общего старта колонны «шестидесятка» ушла в Валдай дабы заняться плановым ремонтом рессоры. Всем участникам на импровизированном брифинге был объяснен сегодняшний маршрут с тем, чтобы экипажи могли двигаться независимо друг от друга. Рандеву назначили в месте перекуса у моста через реку Сума.

2006 10 09_039

По дороге мы сделали остановку у деревянной скульптуры работы неизвестного автора условно именуемой «Деревянная баба в трусах и лифчике». Одетая в нижнее белью сия скульптура являла собой собирательный образ нехитрого набора желаний лесоруба оторванного от женского пола на долгое время. Мы же ограничились тем, что сфотографировались с девушкой и отправились дальше.
В селении Вирандозеро, куда мы прибыли уже затемно, встретились с двумя экипажами, которые договаривались с местным населением о банном дне, точнее ночи. Еще раз объяснив где именно собираемся встать лагерем мы оставили наших чистоплотных друзей и поехали дальше.
Стемнело окончательно. Небо понемногу сцеживало на нас свои неисчерпаемые запасы холодной осенней измороси, и если едущим в машине дождь заявлял о своем существовании лишь легкой дробью на лобовом стекле да быстрым танцем щеток стеклоочистителя, от ребята едущие на квадроциклах в полной мере ощутили на собственной шкуре что чувствует тарелка в посудомоечной машине.

2006 10 09_094

А вот и своротка с грейдера. Дальше разбрюзгшая колея вдоль берега реки Руйга. Напитавшаяся водой глина, глубокие канавы с текущими по дну ручьями и выпирающими из под воды бревнами. И вот нам сейчас туда… А почему бы и нет? Мы же искатели приключений и всё такое. К тому же две машины (в том числе лако-пленочный Prado) уже там.
Пятикилометровый марш-бросок до лагеря занял каких-то три часа, за которые мы успели перекидать из колеи половину машин хайджеками, отлебедить ГАЗ 66, перевезти на квадриках половину барахла из застрявшего грузовика в лагерь, перекидать лопатами пару центнеров мокрой глины, пополнить за счет чужих высказываний собственный запас идиоматических выражений, выпить и закусить, в общем прекрасно провели время.
По прибытии в лагерь коллектив поужинал и разбрелся по палаткам. Долгий день ушатал путешественников, отбив всякое желание к ночным посиделкам.
Утром оседлав верный УАЗ, я отправился сопровождать «Буханку» обратно на грейдер. Ребятам предстояло отправиться в селение Нюхча, там собрать лодки и по морю дойти до мыса Вардия.

2006 10 10_257

Полный фотоотчет о путешествии >>>