Полярный экспресс. Ямбург.

Как правильно встретить Новый год? Последнюю неделю декабря этот вопрос ежегодно в той или иной степени терзает умы всего прогрессивного человечества. Но, озадачившись этой темой задолго до наступления двенадцатого месяца, мы, вне всяких сомнений, оказались прозорливей. В общем, бой кремлевских курантов застал нас не где-нибудь, а на льду Обской губы! Но лучше обо всем по порядку…

текст: Лёня НЕМОДНЫЙ
фото: Владимир ПАВЕЛКО, Олег МАЙОРОВ, Лёня НЕМОДНЫЙ

Полярный экспресс
POLAR EXPRESS 2006 – экспедиция в Заполярную Сибирь

Москва – Владимир – Нижний Новгород – Казань – Пермь – Екатеринбург – Челябинск – Тюмень – Тобольск – Сургут – Кагалым – Ноябрьск – Губкинский – Новый Уренгой – Ямбург – Надым – Салехард – Белоярский – Нягань – Ивдель – Качканар – Пермь – Ижевск – Казань – Нижний Новгород – Владимир – Москва  
(общий пробег 10 000 км)

 

Вот только не надо голословных упреков, что, мол, провели очередное эгоистично-бессмысленное мероприятие! Ключевых задач у экспедиции было не одна, а целых четыре! Во-первых, мы рассчитывали встретить Новый год в Ямбурге (что само по себе уже знаменательно), во-вторых, планировалось выяснить, существует ли дорога на Воркуту со стороны Салехарда, в-третьих, была намечена встреча с колонной внедорожников из Новосибирска, ну и, наконец, на пути следования наша группа собиралась посетить как можно больше региональных внедорожных клубов.

Подготовка к экспедиции заняла больше месяца. И вот ранним утром 24 декабря 2005 года два внедорожника успешно пересекли стартовую ленту Московской кольцевой автодороги. Наш путь лежал на восток.

Спасибо тебе, честная девушка

 Сразу за Казанью обнаружилась невзрачная заправка с большим плакатом «Зимнее диз. топливо 13.50». Но мы на это не купились и доехали до нормальной заправки, где солярка стоила 16 рублей. Но когда пошли оплачивать, девушка на кассе спросила:

 

– Вы знаете, что у нас солярка по шестнадцать рублей?
– Знаем, а что-то не так?
– Нет, все нормально, просто рядом заправка, там по тринадцать! Только там она до минус двенадцати. 
Большое человеческое спасибо тебе, честная девушка...

 

Пермь-36

До Перми добрались заполночь. Наши часы показывали 23.00, но пермское время на два часа обгоняло московское. После долгих поисков нашли гостиницу с охраняемой стоянкой. Из Перми в Екатеринбург мы отправились по новой дороге через Чусовой и Качканар. Сделано это было по двум причинам. Во-первых, дабы миновать многокилометровые пробки из фур, возникающие во время снегопадов на перевале (снег шел с самого утра), во-вторых, чтобы посетить Кучинский мемориальный центр истории политических репрессий. Вот и Кучино. Музей «Пермь-36». Охранник открывает тяжелые железные ворота, а за ними… Ребята, да это же зона! Бараки, вышки, прострельный коридор и колючая проволока. Несколько часов мы провели среди мрачных строений, послушали рассказ экскурсовода, осмотрели экспонаты, даже увидели фильм о системе ГУЛАГ. После этого долго ехали в тишине.

Что в имени тебе моем

 

В Екатеринбурге нас встретили Олег и Ирина Майоровы и Михаил Вязовцев из Екатеринбургского Off road Club. Их Land Rover Defender 90 стоял здесь же во дворе клуба, уже готовый к дальнему пути (ребятам предстояло вмести с нами пройти оставшийся маршрут). Наутро в автосалоне « Land Rover Краснолесье» прошла пресс-конференция с участием местных СМИ. Пока мы отвечали на вопросы любознательных корреспондентов, механики произвели необходимое обслуживание нашего автомобиля. Пестрый от наклеек, покрытый слоем грязи «110-й» с кучей барахла в салоне и нагруженным «с горкой» багажником гротескно смотрелся на фоне вылизанных автомобильчиков, висящих на соседних подъемниках. 
 
Сразу за городом мы заехали на заправку «Лукойл» и уже было хотели платить за топливо, но тут увидели, как водитель-дальнобойщик, матерясь, трясет пластмассовой бутылкой, в которой свежезалитая зимняя солярка находится в замороженном состоянии. «Известное название не есть гарантия качества», – изрек Павел, и я с ним полностью согласился.
 

 

Закрой форточку – дует

Добрались до Челябинска. Утром решили помыть машины, ведь впереди нас ожидали дороги, покрытые чистым белым снегом без примеси соли и реагентов, так зачем же везти в Сибирь грязь из Европы? Но найти в городе мойку с высокими воротами оказалось не так просто.

После обеда выехали в Тюмень. Я открыл окно, выбросил окурок и нажал на кнопку стеклоподъемника. Ничего не произошло.

 

– Пашка, у нас проблемы.
– Что такое?
– Окно не закрывается.

 

Немая сцена. За бортом-то двадцать… Останавливаемся. Какое-то время ковыряюсь в блоке управления стеклоподъемников, механизм оживает. Принимаем решение до возвращения в среднюю полосу отменить любые процедуры, связанные с открыванием окон. К вечеру добрались до Тюмени… 

Дима?! Менделеев?!

На Тобольском тракте находится село Покровское. Знаменито оно тем, что в нем родился Григорий Распутин. Не посетить такое интересное место мы просто не могли, но культурное мероприятие, увы, не состоялось. Хозяина музея не оказалось дома, и нам пришлось отправиться дальше не солоно хлебавши.

Следующая остановка – Тобольск. Едем по городу. Что-то памятник Карлу Марксу как-то не сильно похож на «первоисточник». Постойте, так ведь это же Менделеев! В общем, Тобольск запомнился нам как город богатой истории и разных конфессий. Здесь очень много исторических зданий и культовых сооружений. Даже административные здания явно недавней постройки выполнены в старинном стиле. А вот жилые дома по большей части представлены банальными панельными девятиэтажками. Такой вот контраст.

Требуются понятые

Потеплело. Летящий навстречу снег моментально замерзает на лобовом стекле и существенно снижает обзор. Похоже, двойное стекло сыграло с нами злую шутку. У второго Land Rover тоже начались проблемы с обзором – одинарное стекло обмерзло с обеих сторон. Еще через час снег усилился, а скоро и вовсе началась пурга.

На границе Ханты-Мансийского округа нашу колонну тормознул не очень вежливый инспектор и поинтересовался, есть ли обязательная страховка. Мы сказали, что есть. Он поверил на слово... Вообще сам пикет ГИБДД больше напоминал пункт таможенного досмотра, каковым он, по сути, и являлся. На выезд из округа стояла вереница машин, и всех их внимательнейшим образом досматривали. Видимо, искали черную икру и осетрину. Пока инспектор беседовал с нами, его рация ожила и бодрым голосом сообщила, что для досмотра «ГАЗели» требуются понятые. Видимо, что-то нашли...

Мне дороги эти пассатижи

Паша, проведя восемнадцать часов за рулем, отправился в спальный отсек. Я же поспал днем и поэтому веду машину дальше. Спустя несколько часов въезжаем в Кагалым. А теперь начинается совершеннейший «сюр». Дело в том, что один мой знакомый, будучи здесь несколько месяцев назад, забыл в одной из гостиниц складные пассатижи. Кому рассказать – не поверят: за 4000 км от дома заехать в гостиницу за пассатижами! На помощь пришла доблестная ГИБДД в лице инспектора Сергея, который не только проводил нас по городу, но и помог найти нужный отель. Вы не поверите, но во второй по счету гостинице требуемая вещь была найдена!

 

 

Новый год на льду Обской губы

Транзит от Тюмени до Уренгоя занял полтора дня. 30 декабря. Вечер… Стоило пересечь Полярный круг, как климат резко изменился. Температура с приемлемых -25 упала до неприятных -35. Хуже того – на нашем Defender начала подмерзать гидравлика сцепления! На пикете в сорока километрах от Ямбурга нас продержали битых два часа, выясняя личности. Въехав в поселок Ямбург, мы купили у местных жителей мороженой рыбы муксуна, а затем выбрались на берег Обской губы, где и занялись разбивкой лагеря.

За 15 минут до прихода Нового 2006 года мы разместились в нашей палатке у печки и приступили к празднованию. Встречали в два этапа. Первый раз по местному времени, а второй – через два часа по московскому. Успели даже поплясать у елки, воткнутой в снег перед машинами, посмотрели большой праздничный салют (нами же и организованный), а затем с чувством выполненного долга отправились спать. Вместо ночников нам светило гало портовых прожекторов, а колыбельную пела добрая полярная метель.

 

 

На ощупь

Утро встретило сильным ветром и севшим аккумулятором нашего Defender (мы забыли выключить обогрев сидений, и он высосал все электричество из автомобиля). Пока группа собирала лагерь, проблемы с запуском обесточенной машины удалось решить. И единственной неприятностью остался Webasto, благополучно «умерший» в новогоднюю ночь.

В обратный путь на Новый Уренгой мы выехали после обеда, когда уже стемнело. Изначальный замысел пройти на Новый Порт по льду не был реализован, дороги через губу не оказалось, а по снегоходной трассе мы идти не решились – местные жители, ханты, сказали, что на ней есть проталины.

Обратная дорога стала настоящим испытанием. Мало того, что мороз заметно усилился, так вдобавок еще и поднялся ураганный ветер. Видимость упала до 3–5 метров. Мы давно погасили дальний и ксенон, идем на ближнем, ориентируясь не столько по свету фар, сколько по рельефу трассы. Пошли неровности, значит, скатились на обочину и надо выбираться к центру дороги.

Сибирское гостеприимство

Из Уренгоя отправились в Надым. 200 км бетонки, и мы на месте. По дороге нас остановил инспектор ДПС за превышение скорости. Оказывается, на местных дорогах ограничение 60 км/ч, а в населенных пунктах – 40. Мы этого не знали, но инспектор ДПС довольно вежливо все объяснил. Штрафовать на первый раз не стал. Кстати, я заметил, что здесь в ГИБДД служат совершенно нормальные люди. Мзду не берут в принципе – либо официальный штраф, либо предупреждение. И так не только с нами, приезжими, с местными то же самое!

Вот и полярный город Надым. Встретили нас председатель Надымского джип-клуба «Кедр» Дима Гурьев и Александр Стародубцев. Про Сашу хотелось бы сказать отдельно. Столь радушного и гостеприимного человека я не встречал, пожалуй, никогда. Он разместил нас на своей автобазе. Натопил баню, накрыл стол и окружил всяческой заботой. Более того, он обзвонил своих друзей в близлежащих городах и собрал всю возможную информацию о наличии и состоянии дорог. А на следующий день проводил до зимника Надым–Салехард. Когда же нас отказались на него выпускать, мотивируя это тем, что зимник не расчищен, Саша позвонил в департамент дорожного хозяйства и взял на себя всю ответственность за наше передвижение! На прощание он сказал, что, если возникнут проблемы, он отправит за нами пару «Уралов» и «Трекол»!

«Я памятник себе воздвиг нерукотворный…»

300-километровый зимник прошли с одной ночевкой и без особых проблем. Хотя нет, в нашей машине от мороза (после «смерти» Webasto температура в задней части салона не поднималась выше -10) и тряски разлетелись на мелкие куски пластмассовые ящики с продуктами (пока перекладывали, потеряли пару часов). Через 200 км лес закончился, и началась тундра. Тут же появились переметы, да и работающая дорожная техника сильно осложняла движение. Специальными волокушами трактора трамбовали и ровняли дорогу, маскируя под ровным снегом глубокие колеи (с подобным мы сталкивались в ходе прошлогодней поездки). Наконец в одном особенно тяжелом месте нам удалось посадить две машины из трех. Пока решали, откапываться или подгонять «уцелевший» внедорожник, луч фонаря высветил остов ГТС, вмерзшего в двадцати метрах от дороги. За него и залебедились. Да, брошенной техники вдоль дороги хватает.

Вдоль полотна

На всем протяжении зимника дорога идет вдоль недействующего железнодорожного полотна, а на пути встречается множество полуразрушенных зон и лагерей. Как известно, после смерти Сталина строительство печально знаменитой «железки» было прекращено, и теперь лишь ржавые рельсы напоминают о великой стройке середины прошлого века. Но мосты разваливаются, шпалы гниют, и «Стройка 501» постепенно уходит в болото. Мне кажется, что пройдет еще лет двадцать-тридцать, и этот памятник человеческого труда и мук окончательно канет в Лету.

Встречного транспорта мало, по нечищеной дороге шли преимущественно трактора и снегоходы, но встречались и УАЗы. Вообще же самые распространенные здесь машины – гусеничные ТМ 120 Курганского машиностроительного завода, также много пневмоболотоходов «Трекол» и УАЗов. «Газушки» не в чести – слишком много с ними хлопот. Что же до гусеничного «Бобра», то, говорят, его как-то привозили на испытания, но дальше дело не пошло. Но вот что характерно: глядя на идущие навстречу машины, я думал о том, что поездка по зимникам Заполярья, экстремальная с нашей точки зрения, для местных жителей – обычная проза жизни.

Где зимник на Воркуту?

Глубокой ночью добрались до Салехарда. Переночевали в гостинице близ аэропорта и отправились на осмотр местных достопримечательностей. Несмотря на то, что к городу не ведет ни одна дорога с твердым покрытием (а может быть, именно благодаря этому), Салехард – столица местных газовщиков. Весь центр забит управлениями и банками! Но кафе или ресторанов нет. Точнее, есть где выпить, а вот покушать решительно негде. В конце концов, мы по совету местных жителей отправились в гостиницу «Ямал». «Турне» по городу продолжилось на базе МЧС, где, созвонившись с ответственными структурами, нам авторитетно заявили, что зимник на Воркуту официально закрыт несколько лет назад. Выходит, мы потерпели фиаско и со стороны Сибири?

 

 

У вас вилка к губе примерзла!

Вечером мы покинули город и отправились в обратный путь. Шестого января состоялась долгожданная встреча на зимнике. Мы съехались с колонной, идущей из Новосибирска. Решено было Рождество встречать вместе. Мы разбили лагерь. Ближе к ночи ребята поехали дальше в Салехард (они были сильно ограничены по времени). Утро встретило нас сорока градусами (со знаком «минус», разумеется) по Цельсию. Собрались пожарить себе яичницу, и тут выяснилось, что на таком морозе бензин в горелке напрочь отказывается воспламеняться. Вышли из положения, намочив бумагу бензином и положив на горелку сверху. Постепенно она разошлась. Потом было еще смешнее. Не знаю, как вы, но лично я первый раз видел, чтобы края сковороды, на которой в данный момент жарится яичница, были покрыты инеем. Паша тоже хорош – легкомысленно приступил к трапезе с помощью металлической вилки. В результате его нижняя губа в мгновение ока примерзла к столовому прибору. Досталось и вашему покорному слуге – упаковывая барахло в машину, я умудрился обморозить палец на ноге. С машинами тоже не все ладно – ни одна из дверей на обоих Defender не закрывается. Молодец Майоров, он просто связал двери веревкой. Но, с другой стороны, ему проще – у него их всего две… Переночевали в Надыме, а с утра отправились в обратный путь. Температура перевалила за -40. Похоже, что Сибирь на прощание решила показать себя во всей своей суровой красе.

P. S. Пройдя по зимникам больше тысячи километров и миновав населенные пункты Белоярский, Октябрьский, Советский и Ивдель, мы выехали в Свердловскую область, где простились с экипажем Олега Майорова. Дорога от Надыма до Москвы заняла около 60 часов.