Динозавры и кибитки.

Рассказ о том как я посетил 2-й этап Can-Am X race.

На Can-Am X race меня звали давно. Да всё как-то не складывалось, то я в путешествии, то еще где. А тут всё раз, и сложилось. Собрался и поехал.
2-й этап проходил в Удмуртии. Добирался я туда по Горьковке. Эта трасса год от года становится всё отвратительнее. Вокруг Нижнего так вовсе какая-то красная задница павиана, прорисованная яндекс-навигатором во всех деталях. Объезжая пробки наездил сто лишних километров по грейдерам и проселкам и в результате сэкономил три часа чистого времени. Затем была Чувашия с непреложной дорожной эквилибристикой в исполнении водителей на местных номерах. А потом Татарстан с его широкими и ровными дорогами, увешанными и заставленными камерами, и знаками ограничения скорости 50 км\ч. А после Казани начался традиционный ремонт дороги, в который когда-то перешло строительство магистрали. Собственно, за полтора десятка лет езды по участку Казань - Н. Челны, я не помню случая, чтобы дорога была открыта целиком. Так что, добравшись до Удмуртии с её двух полосными дорогами и средним траффиком, я вздохнул с облегчением.

Лагерь гонки произвел на меня впечатление. Я нередко бывал на ралли-рейдах уровня Чемпионата, так что на грузовики-технички и развернутые в поле полноценные сервис зоны насмотрелся изрядно. Но увидеть аналогичный масштаб на квадрогонке не ожидал. Я-то, наивный деревенский парень, ехал в небольшой лагерь на полянке, где прицепы с квадриками стоят рядом с палатками набитыми усталыми спортсменами в перемешку с механиками. А тут такой хай-тек. Правда, к чести сказать и палатки тоже встречались. В одной из них обитал спортивный коллектив госпожи Мартьяновой, широко известной в спортивных внедорожных кругах как Инка. Мы случайно встретились на бивуаке и бросились друг другу на шею с радостными воплями. А затем обстоятельно обсудили нелегкий путь нищеброда спортсмена (в её случае) и нищеброда непродажного журналиста (в моём), ибо в вопросах нищебродства в своей сфере каждый из нас непререкаемый авторитет. Беседа проходила на фоне моего пикапа, под которым появилось и постепенно увеличивалось в размерах зеленое антифризное пятно, вид которого настраивал меня на меланхолический лад. Снова улыбнуться миру мне помог ужин, вкусный, горячий, выданный мега позитивными поварами. Потому что в журналистике как в армии - залог хорошего настроения, пожрать и потом ничего не делать.

Первый спортивный день начался для участников с завершения ночного ремонта и прохождения техкомиссии. Я, естественно, как мог изображал профессионального журналиста, путаясь под ногами организаторов и спортсменов и фотографируя направо и налево. При этом я совершенно явственно понимал, что мне с техкомиссии нужна как максимум одна хорошая фотография, а остальные пятьдесят только затруднят выбор. Но сделать с собой ничего не мог, уход в прошлое 36 кадров за раз, страшно развратил меня как журналиста, ибо стал не воздержан в нажатии на кнопку затвора.

Когда надоело вести репортажную съемку я подался в лагерь участников, где сделал еще пару десятков никому не нужных кадров. И пересытившись фоторепортерством окончательно, зафиксировался у прицепа с кибиткой Инки. Здесь ночь последней гайки была в полном разгаре, несмотря на полдень. Инкин спутник и по совместительству механик Гриша собирал разрозненные части облицовки в единое целое. И в тот момент, когда я оказался рядом он как раз размышлял над тем, куда бы присобачить площадку под стартовый номер. Я предложил установить её непосредственно перед лицом Инки, так и номер будет хорошо заметен и пилот не сможет видеть дорогу, а значит, ему будет не так страшно. А куда ехать штурман и так подскажет если что. Увы, моя идея не прижилась, хоть и была встречена с большим энтузиазмом.

Когда суета с техкомиссией закончилась немедленно началась новая, приуроченная к выезду на пролог. Дело в том, что пролог это такая отдельная дисциплина в массе автомобильных соревнований, не несущая в себе практически никакой ценной нагрузки для спортсменов кроме, разве что, жеребьевки, но очень важная для организаторов и местных властей. Орги светят рекламодателей, администрация записывает в свой актив проведение спортивно-патриотического мероприятия с последующим освоением бюджета. А все потому что проводится пролог неподалеку от цивилизации, дабы на него могли подтянуться зрители. В случае с ралли-рейдом это единственная возможность увидеть машины в деле, ибо основные трассы проходят вдали от населенки и лицезреть участников можно разве что случайно и то без всякого удовольствия, но мы к этой теме еще вернемся по ходу повествования. И вот на поле, примыкающее к Ижевску, привезли и смонтировали сцену, звук и шатры для "вып" гостей. Все вокруг огородили ленточками, чтобы никто кроме спортсменов не мог подъехать к закрытому парку. Пока участники со своими прицепами добирались сюда из окрестностей Сарапула, я как зигзаг молнии смазанный салом домчал до Ижевска одним из первых. И меня сразу же развернули местные представители оргов и отправили на дальнюю гостевую парковку. Я попытался что-то проблеять про прессу и даже потыкал в них бейджем, но те были непреклонны и я поехал на другой конец поля. Где и угнездился, размышляя о высоком уровне организации, когда к парку не подпускают даже машины прессы. В прочем, размышления мои довольно быстро были прерваны потоком машин на местных номерах, которые стекались непосредственно к сцене и там парковались. Когда мимо меня таковых проследовала десятка три, я сказал себе что-то непечатное и тоже поехал к сцене. В отличии от местных, я сразу привлек к себе внимание оргов, но на этот раз вместо того чтобы последовать их совету, сам посоветовал куда им надо пойти... Не нет, не так грубо, конечно, просто я предложил им сначала убрать от сцены машины зевак, а уже затем приступить к журналистам. На том мы и расстались.

Пока я боролся за свои права, подтянулись участники и, разгрузив квадрики и кибитки, приступили к важной работе - торговле лицом. Есть у спортсменов такая обязанность на гонках. Тем, что поизвестнее еще и фоном для селфи приходится подрабатывать. Пока зрители трогали и фоткали машины и спортсменов на сцене началась какая-то движуха с музыкой и попрыгушками молодежи. А в какой-то момент вышли местные звёзды, Бабушки из Бураново, в данном конкретном случае жительницы соседней деревни.

Прекрасный творческий коллектив, надо сказать. Народ оживился. Но тут как на зло начался ливень и все разбежались прятаться, оставив исполнительниц практически один на один со сценой. Ливень случился не вдруг, он уже пару часов намекал о себе. Сначала затянув всё небо тучами, а затем порывами шквального ветра сдувшими не только шатры "випов" и столы с закусью, но и самих любителей элитного зрительства.

В общем, официальная часть прошла весьма скомкано, как и последовавшее за ней представление участников. А потом стартовал пролог - гонка по несколько километровому кольцу со стартовым интервалом в одну минуту. Я как мог фотографировал происходящее, правда, продолжающийся проливной дождь, делал весьма посредственными как получающуюся картинку так и сам процесс съемки.

Наконец гонка завершилась и началась "третья часть Марлезонского балета", попытки зрителей выбраться с раскисшего от дождя поля на своих городских автомобилях. Большинство в этом вопросе преуспело, за что честь им и хвала.

Я же отправился обратно в базовый лагерь. Еще днем мы договорились с Инкой и Гришей, что проведем вечер за рюмкой не чая, вспоминая минувшее и рассуждая о грядущем. К тому же собирались подтянуться джиперы из Ижевска, так что вечер обещал быть томным. Я предвкушал горячий ужин (простите за невольный каламбур), а так же мечтал о сухой одежде ибо, пока работал, вымок до нитки. Но, как говорится, хочешь рассмешить Господа, поделись своими планами. В лагере я обнаружил экипаж застывший у заднего моста Инкиной кибитки, молча взирающий на свернутую внутреннюю гранату ШРУСа. И, естественно, вместо ужина и сухой одежды был полевой ремонт, который мы так и не смогли завершить, ибо имеющиеся в наличии гранаты оказались не той системы (с).

За стол мы сели уже практически ночью, а вставать предстояло ни свет, ни заря, так что поговорить-то толком и не успели. Разве что подняли тост за годовщину. Ведь ровно пятнадцать лет назад, 3-го августа 2003-го года мы познакомились с Инкой на покатушках клуба 4х4тур.

Утро... Я и так-то не очень люблю эту часть дня, а сегодня её просто ненавидел. После четырех часов сна в мокрой одежде, проснулся и выяснил, что почти проспал. Галопом понесся на завтрак и успел к пресс-центру как раз в тот момент, когда журналисты облаченные в квадроэкипировку собрались на брифинг. Дело в том, что на пресс точки они поедут на новых моделях "кибиток" от BRP. После брифинга я задал вопрос пасущему нас оргу, проеду ли я за колонной квадриков на своем пикапе, и получил ответ, что вряд ли выдержу их темп. Вздохнул и пошел скидывать давление в колесах до грейдерного.

Потом нас провели по трассе, видимо для ознакомления. И остановили на перекрёстке грейдера и просёлка. Сообщив, что скоро мимо пойдёт канал, мол, готовьтесь. Журналисты начали недоуменно озираться в поисках интересных мест для съемки. А затем окопались на обочинах.

Через некоторое время действительно пошёл канал, но шел он не один... Навстречу несущимся хорошо за "стольник" спортсменам неспешно двигались местные жители на легковых автомобилях. Гаишники поставленные перекрыть трассу что-то недопоняли. Посему бригада журналистов взяла на себя функции регулировщиков и даже переняла их словарный запас. Всё прошло благополучно, никто ни в кого не врезался. И мы переехали на другую точку, по красоте и драйву еще более унылую, чем первая. Тем не менее, что-то поснимать всё же удалось.

Пока участники посещали сервис-зону между спецучастками, мы предавались неге на лоне природы с поеданием сухпайков и легким дневным сном.

А через некоторое время вокруг нас начали ездить грузовики с зерном, заполонив своими металлическими телами трассу предстоящего СУ. Естественно, спецучасток был переведен в дорожный режим, проще говоря, неспешный доезд до финиша. И мы, собрав монатки, отправились обратно на бивуак.

День оказался довольно пустым на события. Немного добавил красок джип-спринт, проходивший на окраине Сарапула, на который я совершенно случайно наткнулся по дороге в гостиницу. Нивы, "Козлики" и "Оды" гоняли по рельефной и мокрой трассе большой кучей под крики одобрения зрителей и болельщиков. Атмосфера мероприятия была настолько родной и приятной что я вернулся в гостиницу в прекрасном расположении духа.

Следующий день гонки был завершающим, а мне еще предстоял неблизкий перегон до дома. Поэтому я поехал не на трассу, а в сервис-зону, дабы понаблюдать за работой механиков.

Испокон веков известно, что сколь угодно долго можно смотреть на текущую воду, огонь и работающего человека, и идеальное место для этого зрелища - пожар. Но пожара не было, зато работающих людей хоть отбавляй и вода из керхеров лилась рекой.

Глядя на огромные технички, команды механиков и кучу оборудования для обслуживания и ремонта, я думал о том, что любой большой спорт это в первую очередь гонка бюджетов. Тут уж ничего не поделаешь. Будь ты хоть гениальным спортсменом, а конкурировать с командами заводского уровня не получится. Я вышел за пределы зоны и закурил, глядя на стоящий в стороне Инкин "Прадик" с прицепом для "кибитки" и дремлющим за рулём Гришей, затем перевел взгляд на вертолет одной из команд, стоящий около зоны сервиса на тот случай если понадобится быстро слетать за несколько сотен километров за запчастями. Да, Инка, мы с тобой динозавры в современном мире профессионального спорта. Тут уж ничего не попишешь. Обидно, досадно, но ладно. И даже полностью это осознавая, я рад тому, что в российский автоспорт пришли большие бюджеты. Что появляются новые звёзды. Когда есть развитие, есть будущее. И чем выше уровень и серьезнее конкуренция на спортивной арене внутри страны, тем лучше наши гонщики будут выступать на международных соревнованиях. А победы там это престиж, а престиж страны это... В прочем, я увлекся рассуждениями. Мне еще двадцать часов до дома добираться, менять лопнувший патрубок под Чебоксарами и рванувшее заднее колесо за Нижним Новгородом. Кушать семечки, борясь со сном в предрассветные часы. Стоять в пробке на въезде в Москву. В общем, дел навалом. А о будущем российского спорта и без меня есть кому порассуждать.