Болотный дрифт

Зачастую для того, чтобы долго и отчаянно бороться с бездорожьем, достаточно проявить невиданную тупость, готовясь к поездке и формируя группу.

текст: Лёня НЕМОДНЫЙ
фото из архива автора

 

БОЛОТНЫЙ ДРИФТ

Рейд выходного дня «Таинственный Селигер» мы проводим давно, с момента создания клуба, пару раз в год. А что — места красивые, бездорожье умеренное — как раз то, что надо для хорошего времяпрепровождения. Опять же новичков обучать в «условиях, приближенных к боевым», весьма удобно.

Но один рейд на Селигер стоит особняком. Это поездка на майские праздники 2007 года. Тогда случайное совпадение таких обстоятельств, как погода и сложное бездорожье, усиленное моей личной тупостью, превратило увеселительную поездку в мощнейшее рубилово, продолжавшееся значительно дольше, чем хотелось бы. Расскажу обо всем по порядку.

CIMG1172

Майские праздники для того и существуют, чтобы на несколько дней покинуть шумный город и броситься в нежные объятия природы. Выехав из Москвы и за несколько часов преодолев скопления моторизованных дачников, облепленных прицепами и верхними багажниками со старыми креслами и рулонами утеплителя, мы вырвались на безлюдную дорогу за Торжком и устремились навстречу приключениям — как мы тогда думали, приятным.

Лагерь разбили в лесу, недалеко от деревни Пачково, и, как водится, мгновенно приступили к снятию накопившегося в пробках стресса самым что ни на есть традиционным способом.

И вот на углях шипит сочное мясо, в стаканах весело плещется прохладный напиток, захламленный городскими проблемами мозг постепенно уменьшает частоту электронных соединений в секунду, и тебя охватывает блаженство покоя.
— Леня, — спрашивает Аня Банга, — а народ с маленькими детьми будет?
— Не знаю, нет, наверное.
— Ну как же без детей? Скучно.
— Не грусти, скоро приедет Вася Обухов — когда выпьет, он как ребенок.
— А куда мы завтра поедем? — спрашивает неопознанный по случаю сумерек и опьянения владелец руки, тянущейся за бутылкой.
— «Стандарт» — на Верхневолжские озера, а «подготовленные» — со мной новый маршрут пробивать в Новгородскую область.
— Можно мы с тобой на «стандарте»? Ну, пожалуйста!
— Ладно, — говорю пьяно-благодушный я, — можно.
— А нам!? А нам!? — кричат со всех сторон владельцы стандартных внедорожников на шоссейной резине.
— И вам можно, — киваю и чувствую себя при этом офигенным благодетелем… Идиот, блин!

DSC02942 

Еду и воду брать не надо

Утро набросилось на меня со всей своей внезапностью. Эдик на Ранглере, плохо читавший свод правил клуба, устроил утренний салют из карабина СКС, за что был мгновенно затиранен мной лично, но поздно — сладкий утренний сон ушел от меня, как показали дальнейшие события, на весьма продолжительный срок.
— Леня, мы надолго? Что с собой брать?
— Ребята, мы буквально на парутройку часов. Глянем дорожку — и обратно, так что сильно не затаривайтесь, все лишнее оставляйте в лагере.

Если бы я сегодняшний встретился с собой тогдашним, то те слова, которые я сказал бы себе касаемо сборов и формирования группы, были бы настолько обличающе-непечатны, что их точно не опубликовал бы некогда родной журнал.

CIMG1185

И вот мы выехали. Десять машин, пять из которых нормально подготовлены, а другие пять не подготовлены вовсе… Пока шли по асфальту, погода была майская: солнышко, теплынь. А когда повернули на грейдер, пошел снег… Нормальный такой, майский снег. Ну да нам-то что, мы ненадолго, туда и обратно. Снег скоро прекратился, не зародив во мне ни тени сомнения относительно целесообразности поездки по неразведанному маршруту в такую погоду. Остановились и купили копченой рыбки, дабы ею радостно перекусить. Дальше поехали. Курорт, а не рейд. А вот и грейдер закончился, начался проселок. Пошли лужи, грязь. Народ на стандартных машинах незамедлительно стал часто застревать, и мы сделали пит-стоп для стравливания колес.

Процесс этот весьма примечателен. Сначала все роются в машинах в поисках манометра низкого давления, обычного манометра или шланга от компрессора с манометром. Не найдя ни первого, ни второго, ни третьего, спускают колеса «на глазок» или по звуку, в результате чего давление в них колеблется от полутора до половины атмосферы. Закончив процедуру стравливания, народ не торопится ехать дальше, а ходит вокруг машин, любуясь делом своих рук и беспрестанно спрашивая друг друга: «А ты до скольких стравил?»

DSC02964

Наконец мы продолжили движение. Очень скоро обнаружилось, что дорога, по которой мы едем, используется исключительно владельцами гусеничной техники, кои привели ее в жуткое состояние.

Перед довольно крутым спуском мы остановились и устроили перекус, в ходе которого была уничтожена вся закупленная рыба, а также львиная доля прочей снеди и питьевой воды. Наполнив желудки, мы разбрелись по машинам и продолжили движение. А именно спустились в низину. Вот тут и началось настоящее «веселье». Дорога в любом понимании этого слова прекратила свое существование. Перед нами простиралась полоса жидкой грязи, с двух сторон окаймленная болотом. По-хорошему продолжать движение в таком составе не стоило, а следовало немедленно развернуться и мчаться в направлении лагеря, но финальный шанс включить голову был мной безвозвратно упущен, и мы ломанулись вперед.

Изображение 145

За последующие несколько часов пелетон проехал пару километров и прилип окончательно. Колонна, построенная таким образом, чтобы перед каждой стандартной машиной находилась подготовленная, осталась ждать результатов, а я отправился разведать дорогу. Компанию моему УАЗу составил Discovery Рафаэля. Избавившись от «стандарта», мы увеличили свою скорость движения на порядок и буквально за час выяснили, что этой тропой пользовались не механизаторы, катающиеся на своих тракторах из одной деревни в другую, а охотники, добирающиеся до лабаза. Нами были обнаружены высокая башня для охоты на кабанов и полное отсутствие дальнейшей дороги. Сообщив по рации эту пикантную новость остальным, я предложил всем развернуться и двигаться в обратную сторону, пока мы с Рафом всех догоним.

DSC02949

Мое утомленное борьбой с бездорожьем сознание уже рисовало пасторальную картину ужина у костра в базовом лагере. Но колонна, которая, по моему разумению, уже должна была выбраться наверх, обнаружилась на том самом месте, где я ее оставил, и в том же самом виде. Утопленные в грязи автомобили оказались не в состоянии не только начать движение в обратную сторону, но даже развернуться.

Вот тогда-то и начались настоящие «танцы с бубнами». Для начала стемнело, в продолжение пошел снег с дождем, температура упала до нуля, а в завершение у нас закончились еда и вода. Народ потыкался в окружающий лес на предмет разведения костерка, но в заболоченном подлеске делать его было не из чего и негде.

CIMG1162

 Проблемы плодятся

За пару часов копошения в грязевой ванне нам удалось развернуть колонну. Со скоростью тяжело раненой черепахи мы начали продвигаться в обратную сторону, но, видимо, имеющихся «геморроев» нам было мало. Машины начали глохнуть одна за другой. Погруженные в воду и грязь генераторы отказывались функционировать, и, выработав ресурс аккумуляторов, моторы затихали.

Ко мне подошли Леха и Аня, Grand Cherokee коих приказал долго жить, и попросили разрешения погреться в моем УАЗе. Пустив их в машину, я решил пройтись вдоль колонны, дабы составить представление о масштабах ущерба. А там было на что посмотреть: неработающие моторы, разбортированные колеса и отказавшие лебедки — вот далеко не полный список ожидавших меня радостей. В ответ на вопросы о том, как и когда мы отсюда выберемся, я бодро говорил, что очень скоро, не имея ни малейшего представления о том, как это сделать.

Под утро мы решили пару часов вздремнуть. У меня оставалось все меньше и меньше бензина, но машину я заглушить не мог. И не потому, что на водительском сиденье калачиком свернулись Леша и Аня, а из-за того, что в то время, как у всех умирали генераторы, у меня закончился стартер, и, заглушив машину, я не имел бы никаких шансов завести ее вновь в этом болоте. Это я понимал со всей определенностью, и первое, что сделал, когда рассвело, заглох при трогании...

Как меня заводили, это отдельная история, но в результате мотор радостно затарахтел на остатках без всякой пользы потраченного горючего.

Израненная колонна продолжила движение. К каждой живой машине была привязана умершая, и мы боролись с бездорожьем из последних сил, потеряв чувство времени и мучаясь от голода и жажды.

DSC02972

Перед самым подъемом мой автомобиль снова заглох, и меня затаскивали в гору двумя лебедками. Труднее всего было поднять обездвиженный Grand Cherokee, который глубоко ушел в расколбашенное озеро, именуемое нами дорогой. Но и он в конечном итоге был извлечен на твердую поверхность. Правда, потом, уже дома, на сервисе мастера предположили, что если бы мы перевернули его на крышу и тащили так, то замена крыши и стекол обошлась бы значительно дешевле, чем то, что придется чинить теперь. Но тогда мы были безумно счастливы тем, что, как легендарный барон, вытащили себя за уши из болота, а думать об отдаленном будущем сил не оставалось. Выбравшиеся первыми развели костер, и коллектив смог немного обогреться

Впереди нас ждало еще много интересного: повисший на камне Pajero Sport, перегревы моторов из-за забитых грязью радиаторов, стесанные до металла тормозные колодки машин с электронными блокировками и в конце концов прибытие в лагерь пятью связками израненных автомобилей. Вместо двух часов поездка заняла тридцать восемь. С тех пор мы всегда берем с собой запас воды и еды, четко разделяем рейды для стандартных и подготовленных автомобилей и тщательно разведываем маршруты.

Но у тех, кто провел со мной те долгие часы в болоте, это путешествие навсегда оставило в памяти яркий след, полный приятных воспоминаний. Вот такие странные люди эти джиперы — им чем хуже, тем лучше.